Всесожжение, Збешховский Ц.

Цезарий Збешховский «Всесожжение». — М.: АСТ, 2019 г. (Серия: Звёзды научной фантастики)

 «Армагеддон был вчера», или Теологический киберпанк

Конец света наступил.

И даже Господь покинул сию скорбную юдоль.

Но мир до сих пор сопротивляется.

Францишек Элиас III, один из управленцев семейной гигакорпорации «Элиас Электроникс», перед новой атакой Саранчи возвращается в родовой Замок. В поместье, укрепленное не хуже самых защищенных мест на Земле.

Но даже оно может не устоять. Все плохо, надежда остается лишь на вернувшийся корабль Heart of Darkness, отправленный в космос в поиск новых мест для колонизации. И не только.

Мир рушится. Люди гибнут миллионами. Что может быть хуже? Однако вскоре Францишек получает информацию, согласно которой конец света может оказаться не самой большой его проблемой.

 

В последние годы на нас обрушился натуральный девятый вал качественной польской фантастики. Вегнер с Меекаханом (http://perekat.kiev.ua/сказания-меекханского-пограничья-се/ ). Гжендович с «Владыкой ледяного сада» (http://perekat.kiev.ua/гжендович-ночной-странник-владыка/ ). Пискорский с «Тенеграфом» (http://perekat.kiev.ua/тенеграф-пискорский-фентези/ ).

Однако роман Збешховского в первую очередь заставляет вспомнить работы Яцека Дукая (http://perekat.kiev.ua/иные-песни-дукай-я/ ), которого Цезарий называет в качестве одного из писателей, повлиявших на его творчество (в том же списке Уоттс с «Ложной слепотой» (http://perekat.kiev.ua/ложная-слепота-уоттс-uotts/ ), Лем, Гибсон, Дик).

Список внушающий уважение, меж тем Holocaust F. (оригинальное название «Всесожжения») оставил двойственное впечатление.

 

Сперва о приятном. Фантазия у Збешховского богатая и нездоровая. Здешний мир является эдакой вершиной антиутопического киберпанка с одним изрядным нюансом, о котором позднее. Совершенные андроиды, синтетические мозги, невиданные системы вооружения, замена частей тел, нанотехнологии, глобальная Сеть, к которой напрямую через вживленные слоты подключены миллиарды людей. Передача мыслей, которые записывают в специальные файлы. Ментальное общение. Виртуальные Вересковые пустоши, где можно пропадать сутками. Продвинутые Искусственные интеллекты. Некоторые индивидуумы даже смерть умудряются попрать с помощью специальной колыбели для мозгов. Правда удовольствие это жутко дорогое и обладает рядом недостатков. Концепция «колыбельщиков», будем честными, перекликается с идеями из «Видоизмененного углерода» Моргана, но развита у Цезария по-другому.

В общем, жить можно, если б не безделица. Повсеместное увлечение Сетью, избрание легких путей, уход от реальности добром не кончились (кто бы сомневался!). Не зря еще в эпоху допотопных троек и прочих «пентиумов» человечество начало бояться компьютерных вирусов. Они его и погубили. Сотворив из подключенных к Сети людей безжалостную Саранчу. Вампиров-телепатов, с неослабевающей яростью сражающихся с цивилизацией гомо сапиенсов. Сражающихся и побеждающих.

Казалось бы, что-то подобное уже неоднократно встречалось. То зомби-вирус   выползет по душу беззащитного человечества. То еще какая напасть.

Но вот мы, наконец, добрались до обещанного нюанса «Всесожжения». Жители этого мира знают, что Господь – не абстрактная философская категория. Что Бог есть. Точнее был. А потом ушел. Збешховский вводит в повествование такую штуку как плазмат. Эдакое концентрированное средоточие Божественного Духа, в котором пытаются разобраться отдельные ученые. То, что и делает человека человеком. Дарит ему творческую энергию. Дарит ему душу. Вдобавок в наличии прямо тут, рядом с нами «Указательные пальцы плазмата» — горо. Ангелы и демоны, преследующие свои цели. Своеобразная теологическая физика выходит.

А потом этот самый плазмат покидает Землю. Вместе с душами человеков. Душами, кстати обладают далеко не все люди. Что абсолютно не мешает остальным согражданам существовать в вечном колесе: дом-работа-дом. Ну к чему тут душа?

И оказывается, что настоящий конец света происходит не тогда, когда на ваших улицах начинается стрельба, а жуткий вирус творит беспредел. А тогда, когда люди теряют Бога. Конец света, которые многие не заметят. «Армагеддон был вчера» (© Олди, Валентинов).

Повествование идет от первого лица одного из «колыбельщиков» и фактически составляет его дневник. Францишека Элиаса III особо приятным человеком не назовешь. Сноб, мизантроп, высокомерный тип со слабыми нервами и неприятной болячкой психики, считающий себя и прочих богатеев лучше других. Видящий себя настоящим человеком, сохраняющим свою идентичность, в отличие от прочего людского быдла со слотами в башках. С одной стороны в условиях конца света, когда кругом вампиров больше чем людей, в чем-то он, пожалуй, прав. С другой – ты жив, в числе праведников не оказался, а значит ничем не лучше тех, кто попал под влияние Синергии.

Францишек не прочь порефлексировать, посему начало книги особо активным не назовешь. Информация о мире перемежается философскими отступлениями. Матерок главного  героя сопровождает его презрительные рассуждения. Лишь полыхнет яркой вспышкой сцена в ущелье, и вновь нас накроет размышлениями и воспоминаниями протагониста. Хотя, будем, честными, нужную атмосферу неизбежного конца света автор отлично создает с самого начала. А затем структура текста несколько меняется, и вечер окончательно перестает быть томным. Мы не расстаемся с Францишеком, зато обстановка вокруг резко усложняется.

Читателей ждет участие в паре стычек и настоящем большом сражении, эмоциональное наблюдение за отдельно взятым участком армагеддона, пребывание вне тела и даже возможность ощутить себя одной из самых совершенных машин для убийства. Вторая часть романа с лихвой искупает вяловатый дебют. И все это на фоне предельного повышения ставок.

К сожалению, кроме Францишека проработанных героев нам не достанется. Либо функции, либо персонажи так и остающиеся для нас загадками.

Ну и конечно автор не преминет проехаться по деструктивным свойствам человечества.

Вот мы и дошли время до спорных моментов романа.

Текст местами изрядно недружелюбен (в этом пеняли и раннему Дукаю), рван, хаотичен и требует внимательно следить за собой любимым. В переполненном транспорте или наискось для расслабухи почитать «Всесожжение» вряд ли выйдет.

Вдобавок рассказчик оставляет многое за кадром, не стремясь до конца объяснить механизмы мира.

Да, пускай перед нами мемуары, дневник героя, личностный, фантасмагорический, местами безумный и неполный, но способов донести информацию до читателя в литературе хватает. Та же Сюзанна Кларк в «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» вышла из ситуации с помощью обширных комментариев, читаемых с не меньшим интересом чем основной текст.

Те из читателей, кому не обязательно получить максимум информации о мире, те, кому по душе недоговоренности, недосказанность, скорее всего, смогут не обращать внимания на этот момент. Остальные имеют все шансы пару-тройку раз помянуть автором «незлим тихим словом», когда он (а точнее ГГ) в очередной раз вместо объяснений выдаст пару-тройку философских отступлений или воспоминаний (к примеру нормального описания технологии колыбели мы так и не получим, как и рассказа о том, на кой они ее с собой постоянно таскают?).

В книге хватает неаппетитных, натуралистичных и попросту жестоких сцен. Людям с тонкой душевной организацией роман имеет все шансы не зайти, даже не глядя на относительный хеппи-энд.

Да, как видите сильных мест у Всесожжения побольше, чем слабых, но учитывать нюансы все равно стоит.

А вот рассказы, расположенные после романа — хороши. Причем в них мы узнаем, как произошел исход плазмата. Встретимся с уже знакомыми личностями, такими как Харви Ронштайн, Карл Масный, Вивьен Элдрич. Удачное дополнение к миру, причем написанное раньше романа.

Эрго. Интересная, хотя и далеко небезгрешная теолого-киберпанковская антиутопия о конце света, в духе Уоттса и Дукая. Если быть готовым к определенному недружелюбию текста и неполному раскрытию мира, можно прочесть с интересом.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.