Номер 44/Ребенок 44/Малыш 44 (Child 44), 2015 — рецензия (обзор)

kinopoisk.ruКлюквенная тирания или Союз глазами необразованных американцев

1953. Москва. Капитан МГБ Лев Демидов (Харди) нормально относился к своей работе. Пускай методы порой жестковаты, но как иначе обходиться с разнообразными шпионами и врагами народа?

И все текло по накатанной, и следовательские будни, и походы в театр, пока не был убит 10-летний сын коллеги и друга Алексея Андреева (Фарес). А затем жену Льва, Раису (Рапас) обвиняют в измене и шпионаже.

Мало того, что вся налаженная жизнь Демидова, похоже, летит в тартарары, вдобавок начальство объявляет гибель сына Алексея несчастным случаем. Руководствуясь заветом Сталина о том, что «убийство это исключительно капиталистическая зараза».

Но как выясняется, этот случай далеко не первый.

 

Общее впечатление от фильма: «какой-то он нелепый». Понятно, что лента по книге о жесткой советской диктатуре, где гомосексуализм это преступление — настоящий подарок для запутавшегося в толерантности Запада. Но проблема в том, что автор литературной первоосновы писал, похоже, абсолютно не озаботившись изучить даже открытые источники по истории СССР.

Child 44 – экранизация одноименного романа Тома Роба Смита, навеянного историей о Чикатило, причем первого из трилогии о Демидове. Сценарий этой ленты занимал почетное место в «Черном списке» лучших неспродюсированных сценариев 2008 года.

Роман Смита возник под впечатлением бегства родителей автора от режима Пиночета, и тяжелой детской психотравмы, вызванной рассказами предков. Возможно, в Южной Америке, беспечальной родине крутых полевых командиров, что-то подобное действиям Василия на хуторе и могло иметь место. Однако возникновение такой ситуации в Союзе крайне маловероятно, а уж финал разговора Васи и Алеши и вовсе из области ненаучной фантастики. Такие «диалоги»  в здании на Лубянке происходили. И не раз. Но лишь во время полной смены руководства Госбезопасности и «чисток» кадрового состава. Но аж ни как по инициативе задрипанного капитана.

Руководство СССР можно обвинить практически во всех смертных грехах, но отнюдь не в бесшабашной наглости, присущей южным диктатурам. Видимость законности была непременным условием отправления людей на нары и тот свет. Почему с такой страстью ребятки из НКВД-МГБ частенько выбивали признания (а не пользовались гуманной сывороткой правды как в фильме) из арестованных? Как раз по этой причине, а не только из садизма, культивируемого чрезмерной властью. Клиент должен сам подтвердить свою вину.

А уж идея о том, что «убийства возможны только на Западе» и вовсе из области горячечного бреда. К огромному сожалению, человек существо крайне агрессивное, и без лишения жизни ближнего своего не обходилось ни одно общество на земле. Начиная с той поры, когда первый рожденный на земле гомо сапиенс убил второго. Соответственно, никакому, самому жестокому диктатору не пришло бы в голову ставить перед своими подданными заведомо невыполнимые задачи. Смысла нет.

В подтверждение моих слов вспомним, что уголовный сыск существовал в России с 1866 года, в советское время, сменившись уголовным розыском. Конкретно в Москве этими делами занимался знаменитый МУР. В общем, как-то без шибко умного Демидова обошлись.

Также меня позабавило то, что за всю картину мы увидим аж двух людей чином выше майора. Один из которых будет управлять милицией в Мухосранске, а второй и вовсе Тайвин Ланистер.

Высшие чины в МГБ, похоже, попросту отсутуствуют. А майор Кузьмин (Кассель) по-видимому, управляет всей Госбезопасностью Союза.

А упорное использование героями полных имен в любых, самых критических ситуациях и вовсе за гранью. Типа «Алексей, прикывай!», или «Василий, стреляй». Как хорошо, что среди протагонистов не оказалось Константина или Александра, тогда уже после сцены штурма Рехйстага, картину можно было бы заканчивать. По причине повальной смертности героев.

 

Теперь о кинематографических особенностях Child. Снята лента как драматичный триллер о маньяке в антураже «Советской России — чудовищной смеси ужаса и абсурда».

Причем нельзя сказать, что идея полностью провальна. Ситуация, в которой главный герой должен противостоять не только своему прямому антагонисту (которых тут вдобавок двое), но и системе, вполне интересна и выиграшна. Но в данном случае как-то не греет.

Первое время ты пытаешься осознать всю глубину маразма автора книги, поленившегося почитать первоисточники. Причем в этом, и без того нелегком осознании, тебе постоянно мешают нелепые действия героев.

Затем фильм вроде входит в приемлемую струю. Начинается детективная работа, и приближается кульминация. Которая проходит абсолютно невнятно, роняя на нас классический голливудский финал, и вываливая на зрителя очередную порцию потока сознания автора на тему советских реалий. Плюс та пара драк, что есть в картине сняты абсолютно ужасно. Камерой, которая не просто мельтешит, а буквально убегает из рук крайне нетрезвого оператора.

Но уж актеры то, которых тут собралась целая звездная поросль, зажгли, спросите вы?

Отчасти.

Главная наша надежа и опора, Том Харди, оставил этой работой двойственное впечатление. Вроде потенциал у образа неплох. Человек достигших больших высот. При этом старающийся не замечать ужасов, творимых вокруг, в том числе и его собственной рукой. Сильный и невозмутимый снаружи, а в глубине души полный сомнений, страхов и неуверенности.

И воплощает Том этот самый образ довольно качественно. Но ощущения, возникавшего после его работ в «Самом пьяном округе», «Воине», «Острых козырьках», чувства, что ты смотришь на абсолютно живого человека – не появлялось. Может Харди знаком с историей Союза? И просто не смог вжиться в этот балаган?

Как и Гари Олдман, который постарев, утратил изрядную толику своего фирменного безумия, и все чаще выглядит уставшим и насытившимся кинематографом по самое горло. Да и играть ему тут особо нечего, как и Касселю.

Но есть в Child и удачные актерские работы. В первую очередь это персонаж Нуми Рапас. Одна из нечастых ситуаций, когда женский образ успешно конкурирует с мужскими. Барышня, не любящая своего супруга, привыкшая к роскоши и столичной жизни, когда припекло, становится абсолютно другим человеком. Способным безоглядно сражаться за свою семью, рвать глотки и крушить черепа, вместе с тем единственным человеком, который остался с ней. При этом Раиса не обращается разом в неуязвимую амазонку, оставаясь женственной и человечной. Образ жены Демидова вышел «на пять».

Также нужно отметить шведа Юэля Киннамана, молодую восходящую звезду Голливуда, за которым я стал следить после сериала «Убийство». Его гадкий Василий также получился очень неплох. Такой мерзавец, прям ужос. Плюс первый полностью отрицательный персонаж, который я увидел в исполнении Юэля. Расширяет горизонты, однако.

Если подытожить, абсолютно не вижу причины закрывать прокат Child практически на всей территории бывшего Союза (я, правда, считаю, что государство вообще не должно вмешиваться в культурную жизнь).

Ах, они Голодомор показали! Какой кошмар! Конечно, люди сами с голоду мерли как мухи, и продразверстка с раскулачиванием не при чем.

Ах, у него на руке целых 10 часов! Конечно, «солдат в побежденной стране» и «трофей», понятия, которые и рядом не лежали. Как же, наши не такие: «вы же коммунист! И пулемет застрочил с новой силой».

Ах, сотрудники МГБ выглядят у них недостойно звания советского чекиста. Конечно, служили там одни ангелы с холодными сердцами (или горячими руками, вечно путаю), а виноват во всем кровавый Берия.

Ах, обстановка в СССР выглядит несколько неприятной. Конечно, была сплошная «Волга-Волга» и первомайские демонстрации.

Ребята-чиновята, утешьтесь, и прекратите заниматься глупостями. Или это они пиар ленте так делали? После запрета, фильм посмотрели даже те, кто изначально не собирался.

В результате «запрещатели» лишили зрителей большого экрана шикарной возможности постебаться над туповатым Западом, кроме себя, любимого, не замечающим никого вокруг.

А нам сейчас так не хватает возможностей повеселиться от души.

Эрго. Средний драмо-триллер о диктатуре, в антураже Союза 50-х, каким его видят необразованные американцы. Фильм, который за «лажами» постановщиков, вызывающими гомерический хохот, абсолютно не дает возможности настроится на восприятие ужасов тоталитаризма. Разве что «для поржать» самое то.

Режиссер: Даниэль Эспиноса

В ролях: Том Харди, Гари Олдман, Нуми Рапас, Юэль Киннаман, Пэдди Консидайн, Джейсон Кларк, Венсан Кассель, Ксавьер Аткинс, Марк Льюис Джонс, Фарес Фарес

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.