Мавританец (The Mauritanian), 2021 — рецензия (обзор)

Форрест Гамп Аль-каиды? А может просто хороший араб?, или Справедливый суд – основа Америки? / Месть или прощение?

США. 2005 год.

Адвокат Нэнси Холландер недолго раздумывала, прежде чем взяться за дело Мохаммеда Слахи, арестованного за организацию теракта 11 сентября. Уже три года удерживаемого правительством в Гуантанамо. Действительно ли он имел отношение к трагедии? Да у них, похоже, даже оснований для задержания было недостаточно!

Военный юрист Стюарт Коуч, руководивший обвинением, напротив, уверен в виновности Слахи, собираясь сделать все, чтобы доказать необходимость смертного приговора. Хотя некоторые моменты смущали и его.

Кто же из них прав, а самое главное – все ли в порядке с системой, позволяющей годами держать заключенных без суда?

 

Теракт 11 сентября стал для Америки шоковым событием, перевернувшим многие моменты в психологии жителей цитадели демократии. Ставшим спусковым крючком для зажимания гаек, истерии, резкого ухудшения отношения к арабам (и до этого не блиставшего особым благолепием). Под предлогом повышения уровня безопасности и справедливого отмщения, американские силовики свершили массу неблаговидных деяний, одним из символов которых стала пресловутая Гуантанамо.

Однако время шло, и некоторые американцы стали задумываться о том, не перегибает ли их правительство палку, и не попутало ли оно берега окончательно.

Именно об этом новая работа постановщика «Последнего короля Шотландии» Кевина Макдональда. Основой которой стала книга одного из реальных узников Мохаммеда Ульд Слахи «Дневник Гуантанамо».

Причем узника, что называется «без вины виноватого». Человека не имеющего отношения к террористам, арестованного на основании шатких косвенных улик и пережившего в застенках жуткие вещи.

The Mauritanian оказался с одной стороны предсказуемым, манипулятивным, привлекающим американцев любимым ими антуражем судебной драмы. С другой – адекватным идейно, радующим главной актерской работой и вспомогательным кастом из известных лицедеев.

Развитие сюжета читается с дебюта, и за исключением пары мелочей, зрительских ожиданий не обманывает. Практически все силовики показаны откровенными дуболомами, без зазрения совести исполняющими любые, даже преступные приказы. ГГ напротив с первых кадров выступает позитивным, располагающим к себе парнем, покоряющим зрителя улыбкой и харизмой. Никаких коварных, идейных злецов, никаких поединков воли, противостояния следователя и преступника. Даже неуверенности и сомнений в отношении Слахи почти нет. Взамен нас ждет судебная драма, которая в отличие от своих многочисленных товарок делает акцент не на самом судебном процессе, а на подготовке к нему.  

При этом фильм доносит нужные и правильные вещи, демонстрируя, что далеко не все арабы — безумные фанатичные террористы. Есть обычные, умные парни, стремящиеся к разуму, учебе, нормальной жизни. Такие же как вы, товарищи американцы. Только без хвоста. У них есть детство, мечты, жены, спиногрызы. Они любят футбол и красоту мира. Не стремятся взорвать себя во славу Аллаха, а наоборот говорят о милосердии и прощении. Как собственно и завещал Господь. И не просто говорят, а делают. Могут найти в себе силы простить, тех, кто натворил им массу зла.

Во многом гуманистический посыл ленты опирается на главного героя в исполнении француза алжирского происхождения Тахара Рахима. Его Мохаммед – добрый, умный, обаятельный, хороший человек. «Почти Энштейн», искренне любящий мать, попавший в жуткую ситуацию и нечеловеческие условия. Годами заточенный в узенькой железной клетке. Переживший истязания, как физические, так и психологические. Уставший, измотанный, жаждущий одного – вернуться к родным, обрести свободу.

На его примере нам показывают неприемлемость пыток и жестокого обращения с узниками. Пускай, скажет обыватель, а как еще обращаться с террористами? Теми, кто жаждет уничтожить все, что тебе дорого? Допустим — когда под пресс «правосудия» попал виновный, настоящий, матерый враг – «жесткое правосудие» хоть как-то может быть оправдано. Тогда методы разведки с трудом, но можно переварить, согласиться, что это делается ради блага остальных. Но что если все ужасы обрушились на голову абсолютно неповинного гомо сапиенса? Если вы совершаете с ним вещи, заставляющие краснеть само мироздание? Вещи, ломающие не только узника, но и палачей. Когда конфликт между законностью – основой американской системы правосудия, и стремлением к мести способен испортить саму суть нации. Ведь справедливость не любит, когда ее именем творятся непотребства.

На примере Мохаммеда нам продемонстрируют «жесткое правосудие», весь арсенал действий разведки, стремящейся получить от узника нужную информацию. Постоянные многочасовые допросы, избиение, лишение сна, холод, эмоциональное, сексуальное насилие, психологическое давление, симуляция утопления, сковывание в неудобной позе, пытки светом и сносящей крышу музыкой. Нацистские и сталинские палачи, говорите? Их американские наследники достойно подхватили переходящий вымпел, полученный из покрытых кровью рук этих уродов. 70 дней пыток. Полтора десятка лет заключения. Абсолютно ни за что.

Нас постепенно погружают во внутренний мир узника. Знакомят с его детством, родителями, мечтами. Не забывают о погружении в прошлое. Хорошо смотрятся флеш-беки внутри флеш-беков. Добавляет антуража квадратный формат кадра при возвращении в былое.

Особенно дико происходящее в настоящем смотрится на контрасте между американской базой, оплетенной колючей проволокой, полной железными клетушками, насилием. И невозмутимым океаном, философскими игуанами, пальмами, кубинским солнцем и прочими природными красотами. Когда клочок оторвавшейся материи, дарящий возможность взглянуть на океан, становится для узника настоящим окном в другой мир.

Остальные лицедеи в основном  создают для американского зрителя ту самую судебную драму.

Адвокат Холландер в исполнении Джоди Фостер («Контакт», «Элизиум: Рай не на Земле»). Зубр юриспруденции, борец за права человека, воюющая с правительством еще с Вьетнама. Получившая прозвище «адвокат-террорист». Считающая, что любой преступник имеет право на справедливый суд и на адвоката. Защищающая не столько самих убийц, сколько остальных людей – ведь и к ним силовики, почуявшие безнаказанность, могут применить те же методы. Попробуй поспорь? Опытный адвокат, не принимающий ничего на веру, стремящийся досконально разобраться в мотивах любых поступков. Есть признание? А вы не торопитесь, выясним, как оно было получено.

В обстоятельности и опыте ее основное отличие от юной коллеги Терезы Дункан (Шейлин Вудли («Дивергент», «Во власти стихии», «Большая маленькая ложь»). Готовой принимать многое на веру, скоропостижно меняющий отношение и свой подход к делу, безоглядно верящей написанному слову.

Противником со стороны обвинения выступает полковник Стюарт Коуч (Бенедикт Камбербэтч («Шерлок», «Шпион, выйди вон!», «Боевой конь», «Игра в имитацию», «12 лет рабства», «Стартрек: Возмездие», «Хоббит: Пустошь Смауга», «Хоббит. Битва пяти воинств», «Черная месса», «Доктор Стрендж», «Тор. Рагнарек», «Мстители. Война бесконечности»,  «Мстители. Финал», «Война токов», «1917»). Военный юрист, бывший пилот, чей друг летал на одном из самолетов, захваченным террористами 11.09. Воспринимающий дело, как очень личное. Стремящийся доказать вину Мохаммеда и отправить того на плаху. Несмотря на жажду мести, понимающий, что за теракт должен ответить действительно виновный, а не кто-то попало. Козел отпущения, вполне устраивающий начальство Стюарта, самому Коучу неприемлем. Человек с высокими моральными устоями, искренний христианин, способный признать ошибки и пойти на конфликт с боссами. 

Нам покажут работу юристов с обеих сторон. Подготовку к неординарному судебному процессу. Кропотливый труд по чтению показаний, проверке информации, перелопачиванию огромных массивов данных. Попытки докопаться до истины, преодолеть сопротивление силовиков, отнюдь не желающих допустить кого-либо к той самой истине.

Все то, что предшествует бурным красочным дебатам в зале суда.

Любопытно наблюдать за восприятием информации обвинением и защитой. Когда с каждой из сторон ситуация видится по-другому.

Не забудут постановщики плеснуть с экрана арабским колоритом, начиная со свадеб, нарядов, обрядов, до обычных бытовых подробностей Мавританской жизни.

Предпримут единственный неожиданный поворот.

Покажут, как трансформируются отношения заключенных и тюремщиков, становящихся порой ближе друг другу, чем самые родные люди (это конечно, когда человеки нормальные, психов и садистов это не касается).

Досконально поведают миру реальную историю жутких испытаний и счастливого избавления. Отдельное спасибо за послетитровую документальную вставку.

Эрго. Не совсем стандартная судебная драма в антураже с хорошим идейным посылом и главной актерской работой. Да, манипулятивненько, предсказуемо, но все равно сильно.

Режиссер: Кевин Макдональд

В ролях: Джоди Фостер, Тахар Рахим, Закари Ливай, Саамер Усмани, Бенедикт Камбербэтч, Шейлин Вудли, Стевель Марк, Незар Альдерази, Клэйтон Бойд, Фрэнсис Чалер

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.