Большая маленькая ложь (Big Little Lies), сериал, 2017 – 2019

Женские страсти, или Стервозная война с победным концом

В небольшом городке на берегу океана, на первый взгляд царило полное благолепие. Улыбчивые, вежливые, хорошо одетые, сытые люди. Недорогие школы, просторные дома, новые машины. Натуральный парадиз. Живи и радуйся.

Вот только после шикарного благотворительного вечера один из местных уже не мог наслаждаться ласковым ветерком и уютными пляжами. Убийство.

Двое детективов принимаются за расследование, выясняя, что этот прибрежный рай на земле на самом деле классический омут, полный хвостатых и рогатых обитателей. Практически у каждого из аборигенов найдется скелет в шкафу.

И для того, чтобы понять, кто именно совершил жестокое преступление, копам придется хорошенько потрудиться, выслушав немало историй из уст жителей несостоявшегося парадиза. 

 

Давненько не видал настолько обманчивого проекта. Поманив зрителя призраком детектива, «Ложь» рассказывает нам классическую историю из жизни «наших соседей» (с поправкой на финансовый статус), описывая суровые будни дам-«мажорок» из Калифорнии. Если бы этим все и ограничилось, сериалу сложновато было бы удержать внимание тех, кто не фанатеет от «жизненных, реалистичных» ситуационных драм и прочих ситкомов. Однако постановщики оказались теми еще хитрованами. В фильме, где детектива в классическом понимании практически нет, они умудряются на протяжении всего сезона поддерживать интригу расследования. Как? Элементарно, Ватсон!

Все семь серий нам неведома не только личность преступника. Мы даже не знаем, кто стал жертвой убийства.  

Ловить намеки, отслеживать предпосылки, взаимоотношения, строить предположения о том, кто, в конце концов, отправится на небеса, и кто ему в этом поспособствует, становится одним из интереснейших занятий во время просмотра.

Структура Big Little Lies любопытна не только этим. Перед нами две линии, сменяющие и дополняющие друг друга, вместе сплетающиеся в объемное полотно происходящего в Монтерее.

Первая: опрос полицейскими местных жителей (занимающий процентов 10 от общего времени) после совершения злодеяния. И ретроспективная картина нескольких предыдущих месяцев, показывающая как обитатели прибрежного городка дошли до жизни такой, и как к ночи «шумного бала» в милом Монтерее добрая половина горожан была готова поубивать друг друга.

«Большая маленькая ложь» — очень женский проект, где мужики играют 25-ю роль где-то далеко за кулисами театра (за одним серьезным исключением). Всем в Монтерее заправляют дамы. Причем в подавляющем большинстве случаев – состоявшиеся и богатые дамы. Они живут в огромных домах на берегу океана, имеют неплохой счет в банке, пару машин, мужа, и детишек, достигших школьного возраста. Участвуют в жизни школы, а порой и всего города, не забывают о хобби и спорте.

Да чего ж вам, еще хоронякам надо? — взвоет измученный безденежьем и неопределенностью отечественный зритель!

Но, как мы давно, еще с 90-х годов догадывались: «богатые тоже плачут». И благодаря хорошим актерским работам, их слезам даже начинаешь порой верить.  

Селеста Райт (Кидман («Золотой компас», «Прежде чем я усну», «Аквамен»). Экс-юрист, забросившая работу ради семьи и порой сожалеющая об этом. Томная, загадочная девица, мать двух мальчишек. С психикой у нее при этом не все в ажуре. Да и в прошлом есть сложные места. А нынче мы видим смесь латентного мазохизма с женской гордостью и любовью к супругу. Этот персонаж первой поднимает перед зрителем тему домашнего насилия (замечу, не последней). Причем не в классическом его восточном понимании (похмельный сантехник во время совместной пьянки избил жену), а на примере успешной западной семьи, у которой внешне все в ажуре, а наедине имеются нюансы. Нюансы, до определенного момента являющиеся одновременно приятными и болезненными. Интересный вариант брака предлагают нам постановщики на примере четы Пери. Даже не скажешь сразу, как Селесте выпутаться из этой ситуации. 

Мадлен Марта Маккензи (Уизерспун («Американский психопат»). Одна из двух ярчайших стерв сериала. Домохозяйка в предклимактерическом возрасте. Активная, язвительная фемина, не дающая спуску никому кругом. Считающая своим долгом брать шефство над обиженными, слабыми, потерянными. Мать, страдающая от взросления дочери Кэтрин (Ньютон («Сверхъестественное», «Леди Бёрд», «Три билборда на границе Эббинга, Миссури») и страшащаяся ее ухода из-под своего крылышка. Жалеющая об упущенных возможностях, несостоявшейся карьере, полном погружении в семью. Кризис среднего возраста по-женски, как пить дать. Плюс «театрально-адюльтерные» нюансы.

Джейн Чэпмен (Вудли («Дивергент», «Во власти стихии»). Третья из главных героинь, кардинально от них отличающаяся. Во-первых – она вдвое моложе. Во-вторых – попросту принадлежит к другому социальному слою. Взгляните, как она одевается, как держится. Бедная (хотя денег на халупку возле океана все же хватило) родственница-Золушка на балу. Еще одна иллюстрация насилия, скрывающая под спудом жуткую психотравму, до сих пор влияющую на ее судьбу.

Сериал снят по одноименному роману австралийки Лианы Мориарти.

Представителей сильного пола здешние героини воспринимают весьма своеобразно. С одной стороны девицам также хочется поддержки, крепкого плеча и любви. С другой – мужики Монтерея выступают откровенно ведомыми субстанциями. Вдобавок они либо слабы, согласны со вторыми ролями в отношениях, либо у них не все в порядке с головой. И вообще, всем известно, что: «к сожалению, он гей, как и все приличные мужики». Дополняют картину женские сомнения в мужской способности тонко чувствовать и вообще понимать порывы девичьих душ.

В целом, если посмотреть на судьбы трех протагонисток, легко понять их сложное отношение к сильному полу. Каждая из них в той или иной мере пострадала от мужиков, и несет шрамы от этих столкновений всю жизнь.

И как не упомянуть Ренату Клайн (Дерн («Звёздные войны: Последние джедаи») – вторую гранд-стерву городка. Самку богомола, все держащую под контролем и обожающую планы.

В этом «мамском парадизе» на океанском берегу все «милые до смерти». Гадости говорят с вежливыми улыбками. Всегда держат себя в руках. У многих есть поводы ненавидеть друг друга, затаенные обиды, недоговоренности. Никто ни про кого ничего не знает. При этом вся жизнь как на ладони. Все крутится вокруг детей. Один из основных внутренних конфликтов общины – тихое противостояние между работающими и неработающими матерями. Первые считают себя выше вторых, те не соглашаются, но втихомолку завидуют. Сюда же относится вопрос социальной реализации женщины. Достаточно ли ей быть только хорошей матерью, или все же в жизни есть что-то кроме вытирания сопливых носов и заботы о спиногрызах.

Из мужских образов, соответственно, можно вспомнить то самое исключение: неуравновешенного, властного, потерянного и любящего контроль Перри Райта (Скарсгард («Посвящённый», «Морской бой», «Тарзан. Легенда», «Придержи тьму»). Да, пожалуй, двух мужей Мадлен – бывшего (Таппер) и нынешнего (Скотт («Черная месса»). Но их тут гораздо меньше, чем  жен.

При всех приятных сторонах, сериал вышел не только женским, но и сугубо западным, а также до ежиков остросоциальным, выпячивающим множество примет времени. Почему западным? Обитателям наших широт сложно до конца сочувствовать страданиям, происходящим на кухнях, превосходящих по размеру большинство здешних квартир. Еще и на берегу океана. Или в гардеробных, забитых сотнями пар обуви, костюмов.

По поводу примет тоже все просто. Зрителю напомнят о недопустимости сексизма и сексуального рабства (устами подростка). Об угрозах детям и стрельбе в школах. Принуждении к сексу (в 6 лет, Карл!!!), ставшем натуральным фетишем на Западе. Отношении к расизму («чернокожий мужчина Иисус»). И гомосексуализму. Тут наоборот, все в ажуре. Просвистят все уши непременными психологами, без которых в странах загнивающего капитализма даже кот не чихнет. Обыграют тему успешности, и психотравм по поводу ее недостатка. Проблемы брачных пар среднего возраста, угасание страсти и утопание в обыденности. В общем – зеркало нашего (точнее ихнего) общества.

К приметам примыкает линия школьного хулигана. Как на меня, одна из самых слабых и натянутых в «Лжи», к тому же вычисляется виновник элементарно. Да и других дыр в этой арке хватает. Ну как, к примеру, они умудряются не уследить за первоклассниками, которые реально все время на виду, то у педагогов, то друг у друга?

Напоследок стоит упомянуть любопытный рваный, «нервный», клиповый монтаж с постоянными перебивками. И шикарную калифорнийскую природу (в некоторых обзорах сериала пишут, что действие происходит в неназванном австралийском городке, это неверно – так было в романе, но в постановке дело происходит в городе Монтерей  — его название звучит в сериале раз 50). Причем Калифорнии не в варианте летнего ласкового солнышка, уютного прибоя и бесконечных песчаных пляжей. А в версии суровых скалистых берегов, штормового моря и предгрозовой обстановки. Разве что закаты умиротворяющи.

Эрго. Феминистический остросоциальный «женский» проект, совместивший историю о скелетах в шкафах «наших соседей» и порицание домашнего насилия с флером расследования, шикарно нагнетающим интригу.

Режиссер: Жан-Марк Валле, Андреа Арнольд

В ролях: Шейлин Вудли, Николь Кидман, Риз Уизерспун, Зои Кравиц, Александр Скарсгард, Лора Дерн, Дэрби Кэмп, Николас Кроветти, Камерон Кроветти, Адам Скотт

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.