1917 (April 6 1917), 2019 — рецензия (обзор)

Одиссея во спасение, или Путь через Пекло

Апрель 1917. Мировая война. Франция. Двум юным бойцам британской армии Блэйку (Чепмен) и Скофилду (МакКэй) поручают опасное и практически невыполнимое задание.

Через нейтральную полосу, поля, реки и город, захваченный врагом, пробраться в расположение второго батальона и остановить атаку, должную начаться на рассвете.

Ведь немцы готовят ловушку, в которую и собираются полторы тысячи англичан.

 

Фильмов об ужасах войны снято немало. Правда, большинство их них рассказывают о второй мировой бойне. Есть исключения, типа того же «Боевого коня» (http://perekat.kiev.ua/боевой-конь-рецензия-обзор/ ) но их немного. Сэм Мендес, автор пронзительной «Красоты по-американски», и нескольких фильмов о Бонде (к примеру: «007: СПЕКТР» (http://perekat.kiev.ua/007-спектр-spectre-2015-bond-бонд/ ) решил несколько заполнить эту лакуну. Причем положив в основу сценария рассказы своего деда Альфреда Мендеса, воевавшего в 1917 во Фландрии.

Перед нами локальная, очень личная история, не показывающая ни больших сражений (да и малых тоже), ни длинных окопных бдений, ни стратегических свершений, влияющих на судьбы войны.  

При этом картина по полной программе погружает зрителя в атмосферу смертоносного противостояния и военного пекла. Первая треть ленты вообще не несет в себе никакого активного действия. Двое юнцов отправляются в квест-одиссею через изуродованную войной французскую землю.

Окопы с брустверами в два человеческих роста, сооружающиеся месяцами, напоминающие лабиринт, полный отчаяния, боли и смерти. Изорванное воронками поле с грязью по колено. Мешанина колючей проволоки, обгорелых деревянных ежей. Вездесущие крысы и вороны-падальщики. Избитые снарядами стволы деревьев, от которых остались палки по метру высотой. Взорванные орудия, окруженные сотнями снарядных гильз. Подземные лабиринты ходов и блиндажей. Остатки лошадей, вокруг которых вьются сотни мух. Разрушенные здания, озаряемые светом пожаров. Плотина из десятков распухших тел. Людские трупы, трупы, трупы. На каждом шагу, в каждой яме, в каждой воронке.

Через этот ад, наполненный пронзительной тишиной, пробираются два друга. Мендес не стал полноценно прописывать характеры персонажей (как на меня, зря) лишь наметив несколько черт личности. Блэйк (Чепмен («Прежде, чем я усну») – балагур, любитель рассказать забавную историю, розовощекий, пухлый, вечно голодный юноша, отправившийся в армию чтобы вдоволь поесть. Локомотив повествования, стремящийся исполнить приказ, ведь в том самом второй батальоне, обреченном на смерть, служит его старший брат.

Скофилд (МакКэй «11.22.63») – юнец постарше, о котором мы и вовсе ничего не знаем, кроме того, что он идет в эту самоубийственную миссию вслед за своим более активным товарищем.

Тенденция слабо прорабатывать персонажи, наиболее ярко проявившаяся в тех же «28 панфиловцах») начинает уже потихоньку напрягать. Да, сопереживание даже столь схематичным персонажам, конечно же, проявляется, ведь мы находимся рядом с героями в весьма сложных обстоятельствах. Но того глубинного сродства, которое чувствуешь в отношении хорошо прописанных героев (Женя Колышкин, Алексей Титаренко) мы не получим.   

Первые минут 40-45 герои наблюдают лишь последствия войны. Парни шарахаются от трупов (новички, лишь недавно попавшие на фронт?), выцеливают каждую тень, бегают чуть ли не в полный рост по нейтральной полосе, выглядят как необстрелянные желторотики. Затем происходит первое столкновение с Войной лицом к лицу, и нас тут же ждет весьма серьезный нежданчик, дополнительно подымающий ставки.

В процессе Мэндес поговорит со зрителем о глупых смертях, роли случайностей и удачи. Покажет, что люди живут даже в условиях полностью неприспособленных для жизни. Поведает пару забавных баек. Посокрушается о природе, застывшей в ужасе перед деяниями человеческих рук и даст зрителю пару лучиков надежды на возрождение. Подарит пару-тройку эстетских кадров с лепестками и колосьями. Порассуждает о войне. Окунет нас в темноту ночи, разрываемую смертельными всполохами осветительных ракет.  

Напряжение в ленте на высоте с последнего почти до финального кадра, дополняется оно непрерывным движением вперед и гнетущим музыкальным сопровождением. Показано происходящее без героизма, пафоса и прочего «ура да здравствует!». Один парень идет, чтобы спасти брата, другой ради товарища. Никаких высоких фраз, воплей о патриотизме, судьбе солдата и долге перед страной. Воевать никто из рядовых не хочет, и с огромным удовольствием оставили бы «эти пустыри» противнику.

Дополнительными вишенками на этом пудинге выступают эпизодические (буквально по паре минут) актерские работы монстров британского кино. От Ричарда МэдденаЭлектрические сны Филипа К. Дика», «Телохранитель»), Эндрю СкоттаШерлок», «007: Спектр», «Алиса в Зазеркалье», «Тёмные начала»)  и Марка СтронгаЗвездная пыль», «Шпион, выйди вон!», «Джон Картер», «Цель номер один», «Прежде чем я усну», «Игра в имитацию», «Шазам») до Колина ФёртаШпион, выйди вон!», «Прежде чем я усну»),  и Бенедикта КамбербэтчаШерлок», «Шпион, выйди вон!», «Боевой конь», «Игра в имитацию», «12 лет рабства», «Стартрек: Возмездие», «Хоббит: Пустошь Смауга», «Хоббит. Битва пяти воинств», «Черная месса», «Доктор Стрендж», «Тор. Рагнарек», «Мстители. Война бесконечности»,  «Мстители. Финал», «Война токов»).

Также все критики мира исходили восхищенным писком по поводу манеры съемок картины. Постановщики в «1917» использовали имитацию съемки одним кадром, символизирующую непрерывное движение и развитие событий почти в реальном времени. Одним так одним, лишь бы все были довольны.

Теперь о главном недостатке фильма. Предпосылке происходящего. При всем нутряном желании, крайне сложно поверить в то, что героическое британское командование в лице Ферта, так пофигистично отнеслось к судьбе полутора тысяч своих бойцов (или им независимый и боевой полковник МакКензи костью в горле сидел?). Послав «на отвяжись» двух желторотиков, шансы которых добраться до цели не просто были невысоки, а стремятся к отрицательным. Это при наличии авиации и «шарящихся» в тех краях крупных сил вместе с героем Стронга. С другой стороны 1500 человек это аж никак не много (Соединенное королевство потеряло за годы войны чуть меньше миллиона человек), и в принципе совершать какие-либо сверхусилия ради их спасения, генерал мог просто не счесть нужным, совершив эдакое «па-де-де» перед богами войны. Мол, если суждено 2-му уцелеть, то и этой парочки хватит, чтобы предупредить. А если нет – будет жертва Марсу, тоже дело полезное. Плюс тевтоны расслабятся.

Да и употребление термина «фашисты» (??!) по отношению к немцам образца 1917 года не лучшим образом говорит о постановщиках картины. Особенно если помнить, на чьей стороне воевала тогда Италия. Нельзя же настолько вольно относиться к истории.

То же касается непременной политкорректности и довольно большого количества негров во втором батальоне. Да, чернокожие (по крайней мере, американцы) участвовали в боевых действиях. Однако их никоим образом не смешивали с белыми, формируя отдельные «темные» части. Не думаю, что в британской армии дело обстояло более толерантно. 

Эрго. Локальная, личная история из будней Мировой войны (на тот момент единственной), поражающая атмосферой, деталями и картинкой, но портящая дело нереалистичной предпосылкой и схематичностью образов.

Режиссер: Сэм Мендес

В ролях: Дин-Чарльз Чепмен, Джордж МакКэй, Эндрю Скотт, Бенедикт Камбербэтч, Колин Фёрт, Ричард Мэдден, Марк Стронг, Дэниэл Мейс, Эдриан Скарборо, Крис Уолли, Пип Картер, Энди Аполло, Пол Тинто, Джозеф Дэвис, Билли Постлтуэйт, Гэбриел Акувудике

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.