Французская революция (La Révolution), сериал, 2020

Ходячие аристократы, или Есть у революции начало/Голубая кровь — не метафора

1787 год. Франция. В графстве Монтаржи находят изувеченный и обглоданный труп молодой крестьянки. Виновным объявляют негра-бродягу, которого задерживают и собираются казнить.

Тюремный врач Жозеф Гильотен, после знакомства с обвиняемым понимает, что тот невиновен, а убийца, совершивший уже не одно такое преступление, гуляет на свободе.

Причем он не просто банальный душегуб, а носитель невозможной, загадочной и заразной болезни.

Но почти никто из свидетелей ужасного злодеяния не догадывается, что это убийство станет началом поистине судьбоносных событий, перевернувших судьбы всех жителей страны.

 

Великая французская революция одно из судьбоносных событий Нового времени. Неудивительно, что она привлекает внимание людей до сих пор. Французские постановщики решили взглянуть на причины возникновения революции под неожиданным углом. Совместив социальные потрясения в la Belle France конца 18 века с мистикой и вариациями на тему вампиризма и зомби-апокалипсиса (нет, не «Королевство» (http://perekat.kiev.ua/kingdeom-kingdom-сериал-зомби-королевство-ужас/ ), скорее его дальний родственник).

Проект атмосферный и мрачновато-пессимистичный. Впрочем, о том периоде весело, наверное, рассказывать не получится.

Жизнь во Франции 18 века – не сахар (неужто все было настолько плохо? до этого англичане самокритично вещали о своей истории в том же «Франкенштейне», теперь и лягушатники подтянулись), и передана она колоритно до дрожи и антуражно до отвращения.

Оборванные, голодные, замурзанные горожане в грязной одежде. Повальная нищета. Дети, отбирающие гнилые фрукты у крыс. Беспризорники, сбивающиеся в стаи и ворующие у прохожих. Юные сироты, хватающие яблоки, как изысканное лакомство. Заброшенные дома и заколоченные окна. Темнота на улицах в душах и зданиях, разгоняемая неверным светом фонарей, факелов и свечей. Узкие, кривые улочки, болото и пьянь, валяющаяся под ногами. Океан утлых, полупроваленных крыш. Морги с трупами. Зашивание ран наживо, без любого наркоза. Ужас тюремных коридоров, теснота камер, издевательство стражи. Одежда, оружие сбруя того времени. Женщины с оригинальными корзинами.  Непременные шляпы-треуголки и плащи – тяжелые «пыльники» у служивых, изысканные невесомые полотнища с капюшонами у аристократов. Холодная торжественность церквей. Мрачный серый замок, нависающий над городом. Ленивые подаяния из рук знати после церковной службы.

И на контрасте  — яркая и привольная жизнь аристократии. Балы до упаду, Воздушные фонарики. Парики и жутковатые белила на лицах. Шикарные столы, ломящиеся от яств. Безоглядное веселье. Ржущие, бухающие, курящие представители высшего света. Оргии в римском стиле. Шарман!

Загородная графская усадьба-поместье, парящая, изысканная, освещенная то рассветом, то массой факелов. Озеро, пруды, деревья – пастораль.

Начинается повествование в 1789 году, с первых кадров задавая атмосферу всего сериала. Холод, мрачняк, снег, выстрелы, конь залитый кровью. Тревожный, аутентичный эпохе саунд, где используются классические инструменты, такие как скрипка, клавесин, виолончель. Музыкальное сопровождение на пять — оно добавляет действию саспенса, формирует настроение, нагнетает обстановку, правда местами несколько напоминает основную тему Мира Дикого Запада.

Почти сразу нас переносят на два года назад, к истокам происходящего.

У создателей сериала получилась довольно интересная смесь. Исторических и социальных зарисовок из жизни 18 века с детективом и готично-вампирским хоррором. Детектив легонький и довольно быстро сходит на нет. А вот два остальных компонента с нами до самого конца.

За историю отвечает вся атмосфера сериала, а также яркая демонстрация противоречий сложившихся к тому времени между слоями французского общества. Знать сибаритствует, понятное дело, и вяло доит соки из народа («зачем скрываться, народ всегда кормил нас, так или иначе», «предназначение народа — смиренно повиноваться и кормить нас»). Имеются, правда, редкие исключения. Народ, мало-помалу свирепеет и все больше жаждет подержаться за глотку своих господ. В Монтаржи даже завелось некое Братство, объединяющее изгоев, разыскиваемых идейных преступников и прочих маргиналов, не желающих идти в обычные разбойники с большой дороги. Перед нами эдакий аналог Робин Гудовской шайки в Шервудском лесу – у Братства даже имеется свой лагерь в лесной пещере, немало оружия и еще больше патетичных речей: «Вы стоите прямо лишь потому, что народ на коленях».

За хоррор — фантдопущение сериала, та самая голубая кровь. Вещество, при попадании в организм человека, превращающее его в аналог вампира. С обостренными реакциями, слухом и нюхом, увеличившейся силой и ловкостью, нечувствительностью к боли. Способностью к регенерации смертельных ран – разве что метод Дункана Маклауда «решает вопрос». А заодно повышенной агрессивностью и Голодом, заставляющим жаждать плоти/крови ближнего своего. Правда, как мы увидим, этот Голод можно некоторое, довольно продолжительное время контролировать.

Неплохо поддерживается интрига – откуда взялась эпидемия, кто стал первым пациентом, что за таинственная Наис — мы долгое время не имеем ни малейшего понятия. Плюс подключается концепт «теории заговора», доходящий до таких вершин, что ух!, и переводящий ситуацию из местечковой проблемы на уровень государства.

Имеются примеры неплохо поставленного экшена, особенно в исполнении «зараженных». Да и в других случаях посмотреть на специфику использования однозарядного оружия в совмещении с «холодняком» — небезынтересно. К сожалению, боевки и активного действия в сериале немного.

Героев нам подгонят приличное число, но запоминаются далеко не все.

Не рассказчица – слишком уж юная и бессловесная Мадлен со своей оригинальной «масочной» подругой (хотя как именно персонаж станет тем, кем станет – глянуть любопытно). Не старый граф. Не бойкая Катель, преданная и полная сюрпризов служанка Офелия или разбойно-загадочная девица в полумаске.

И даже не Элиза с Альбером. Дочка графа леди Элиза (которую упорно обзываю графиней при живом папане) – конечно, мила и демонстрирует нам, чуть ли не единственную вменяемую представительницу дворянства. А суровый Альбер так и остается вещью в себе (могли бы парочкой флеш-беков очертить его американские похождения). Неплохо созданы антагонисты – дядя с Донатьеном: один долгое время кажется натуральной сволочью, неожиданно раскрываясь почти в финале во время бесед с сыном. Второй – из жертвы перекидывается в безумного хищника, при этом изрядно переигрывая. И начальник полиции Перуз – который благодаря паре сцен, в частности рассказу о детстве в кабаке, и особенно визиту в дом графа после «общения» Донатьена с отцом, превращается из обычного садиста в неоднозначную личность.

Но вне конкуренции, понятное дело — Жозеф Гильотен. Молодой доктор, создавший себя сам. Сирота, воспитанный в приюте, ставший отличный медиком и неплохим ученым. Свято придерживающийся клятвы Гиппократа, и уверенный, что: «больных не убивают их лечат». Благодаря таким людям мир не скатывается в совсем уж эпохальное зверство. Трогательный, разумный, живой персонаж, волнующийся за людей и готовый сполна исполнить свой долг врача.

Эрго. Любопытный микс одной из версий французской истории с хоррорным подходом в стиле вампиро-зомби. Достаточно антуражный, хотя далеко небезгрешный. Стоит учитывать – первый сезон, по большому счету вступление, события почти не выходят за рамки столицы графства Монтаржи. Такими темпами постановщики до 1789 года и Бастилии доберутся лишь через пару-тройку сезонов. Вот только когда мы их увидим и увидим ли вообще – неясно.

Режиссер: Жереми Розан, Эдуард Салье, Жюльен Трусселье

В ролях: Дуду Маста, Жюльен Саразин, Джеффри Карлассар, Марилу Осиллу, Колин Бил, Мамаду Думбия, Амир Эль Касем, Лайонел Эрдоган, Жюльен Фрисон, Изабель Эйме Гонсалес-Сола

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.