Собибор, 2018 — рецензия (обзор)

Нисхождение в ад или Никогда не сдавайся

1943 год. Лагерь смерти около деревушки Собибур на юго-востоке Польши был жутким местом. Сюда эшелонами доставляли евреев из всех концов генерал-губернаторства и других стран. Практически  никто из попавших сюда, никогда не вышел за эти стены из колючей проволоки.

Практически. Но было исключение.

Это исключение стало возможно благодаря офицеру Красной Армии, технику-интенданту 2 ранга Александру Печерскому (Хабенский). Человеку, возглавившему одно из единичных относительно успешных восстаний в нацистских лагерях смерти.

 

Трагедии Холокоста посвящены сотни книг и исследований, десятки фильмов и документальных передач. Почти каждый из них скажет нам что-то о человеке. В большинстве случаев о его худших качествах. Но хватает исключений. Восстание в Собиборе стало возможным во многом благодаря такому исключению – одному-единственному человеку. Александру Печерскому. Попавшему в плен под Вязьмой, пережившему несколько лагерей, пытавшемуся бежать из одного из них. Именно он стал тем, кто подарил обреченным людям надежду.

Тема военных преступлений, тем более таких масштабных и кровавых, как нацистские, очень тяжелая и болезненная. Кино, снятое о Холокосте, просто не может нравиться в обычном смысле этого слова. Его задача в другом. Еще раз напомнить сытым, здоровым и небедным потомкам о том, до чего могут докатиться люди. К чему приводит любой фанатизм, чрезмерное увлечение какими угодно идеями и своим превосходством. Настоящим или мнимым.

Общую атмосферу лагеря смерти режиссерский дебют Константина Хабенского передает по полной программе. Костлявая, надежно поселившаяся за колючими стенами Собибора. Расставание навек с родными и близкими. Вечная людская надежда на то, что все как-то «перемелется». Газовые камеры. Вечно дымящие трубы крематориев. Работа на износ, общие бараки, и смерть, которая может прийти к тебе в любую минуту. Отношение персонала к заключенным как к живым покойникам. Нацисты и капо, ведущие себя не как люди, и даже не как звери, которым не присуща бессмысленная жестокость. А как безумные демоны, издевающиеся над узниками, убивающие по малейшему поводу, маниакально собирающие драгоценные вещи, или модную одежду. Демоны, из которых лезут наружу такие омерзительные качества и поступки, с которыми их не взяли бы даже на работу в Преисподнюю. Получившие абсолютную власть над сотнями и тысячами людей. Не несущие никакой ответственности, не чувствующие для себя никакой опасности. Ведь они не бойцы на фронте, которые стреляют в вооруженных людей, и получают пули в ответ. А омерзительные убийцы и мясники.

Собибор — отвратительный и безумный пир смерти, уничтожающий все остатки человечности как в жертвах, любой ценой стремящихся протянуть лишний день. Так и в палачах, некогда обычных строителях, клерках, продавцах, любящих отцах и мужьях.

Общее картину и ощущение этого спуска в ад фильм передает сполна. Показывая нам некий собирательный образ лагерей смерти. А вот к изображению конкретной истории восстания, есть вопросы. Причем не в мелочах, как-то замена пачки сигарет, которую предлагал Александру Френцель на яблоко. Сцене доказательства Печерским своего еврейства. Или  в наличии оркестра, которого на самом деле не было.

Лично меня смутили несколько вещей.

-Скромно и камерно показанный масштаб происходящего. Реальный Собибор — большой лагерь, рассчитанный на многие сотни, а то и тысячи человек (за полтора года тут было убито 250000 евреев), с полутора сотней охраны, показан как пятачок с парой бараков, одной площадью c двумя пулеметными вышками. Десятком (!) вертухаев и пятком офицеров. Причем это начинает резать глаз еще до того как прочитаешь реальную информацию о Собиборе. Не совмещаются длинные эшелоны, прибывающие сюда (да, я в курсе, что большинство новых узников гибло в тот же день) и скромные размеры лагеря. И уж тем более непонятны действия восставших, если вся вооруженная лагерная обслуга состояла из того мизерного количества народу, которое нам показали.

-Самому восстанию постановщики уделили менее получаса из общих двух часов картины. Снято хорошо, с нагнетанием обстановки, сценами «бесед» с эсесовцами, эмоциональными кадрами. Но почему в ленте о собиборском восстании саму восстанию досталось так мало времени? Точнее я понимаю почему, показать машину убийств Собибора для создателей фильма было важнее, чем в подробностях поговорить о бунте. Удачным стал такой подход или нет, решать вам.

-Толком не раскрыт ни один персонаж. Ни главный — Александр Печерский (Константин Хабенский («Адмиралъ», «Небесный суд», «Белая гвардия», «Географ глобус пропил», «Метод», «Коллектор», «Время первых», «Троцкий», «Селфи»). Константин строит свою игру на тяжелых воспоминаниях Саши о ранешней попытке побега, и его чувстве вины за гибель товарищей. Больше мы о Печерском не узнаем практически ничего. Не спорю, даже несмотря на полное отсутствие шлейфа роли и хоть какой-то глубины проработки, образ вышел знатным. Как всегда у Хабенского созданный на внутренней игре, полутонах и взглядах. Но как представляешь, какаю «лялю» сделал бы актер из полноценно раскрытого и прописанного персонажа… С другой стороны – Хабенский-режиссер, почему-то решил, что Хабенскому-актеру хватит и этого. Не соглашусь.

Ни остальные герои, сотворенные на том же, схематичном уровне (возможно это осознанное решение постановщиков, как в тех же «28 панфиловцах». Из узников, кроме их лидера, запомнилось всего пару человек. Иван Злобин и его Шломо, мальчишка Тойви, да ювелир, потерявший жену.    

Фрицы смотрелись даже чуток поярче и проработаннее. Местами, даже слишком ярко и чересчур нарочито, как в той же эпичной попойке. Скорее всего, за счет того, что все до единого нацисты показаны двинутыми на всю голову демонизированными шизиками-садистами. Начиная от начальника лагеря Карла Френцеля в спорном исполнении всемирно любимого и жутко загримированного Горца Кристофера Ламберта (при подчиненных орать о своей связи с еврейкой?). Каждый из вражин имеет свой персональный «бзик», и отвечает за одну из темных сторон людской души. Гомосексуальный садизм. Беззаветная гордыня, не обращающая внимания ни на кого. Стремление к богатству любой ценой. Соперничество и погоня за тряпками. Беспросветная жестокость и пьянство. Полный разброд, алкоголизм, стяжательство и шатание. Как-то даже начинаешь сомневаться. Это все же военизированные формирования, пускай и СС. Дисциплина, субординация? Нет, не слыхали, рейхсфюрер нам об этом не говорил, а это что за странные слова?

Постановщики считают, что только сумасшедшие способны на такие зверства. К сожалению это не так. Кроме свихнувшихся садистов есть и куда более страшные чудовища. Обычные люди, рутинно выполняющих свою работу, и нормально спящие по ночам. Работу, на какую направила их родина и правительство. Грязную, кровавую, но такую нужную для милой страны. Ведь так сказал фюрер/президент/король/лидер партии? А они же не могут солгать?

Эрго. Натуралистичный, местами нарочитый рассказ о нацистских лагерях смерти, на собирательном примере Собибора. Эмоционально сильно, кинематографически – есть вопросы. Как режиссеру Хабенскому еще есть чему учиться.

Режиссер: Константин Хабенский

В ролях: Константин Хабенский, Кристофер Ламберт, Фелисе Янкелль, Дайнюс Казлаускас, Сергей Годин, Роман Агеев, Гела Месхи, Михалина Ольшанска, Мария Кожевникова, Вольфганг Черны

P. S. Из 400 бежавших до конца войны дожили лишь 50 человек. Целых 50 человек. Из 130 человек оставшихся в лагере не уцелел никто. Фрицы расстреляли их на следующий же день. Никогда не сдавайтесь.

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.