Смертные машины, Рив Ф.

Филип Рив «Смертные машины». —  СПб.: Азбука, М.: Азбука-Аттикус, 2018 г.

(Серия: Детский кинобестселлер). Первый роман цикла «Хроники хищных городов».

Голодный мегаполис – вершина эволюции, или По заветам муниципального дарвинизма

Будущее. После сокрушительной Шестидесятиминутной войны пейзажи нашей родной земли кардинально изменились. Уже тысячу лет по ее необозримым просторам носятся не дикие животные или стремительные автомобили, а целые города. От маленьких дачных поселков до гигантских мегаполисов. Причем носятся не просто так, а охотясь и пожирая один другого. Пуская в дело все части поверженного конкурента. От населения до последнего кирпичика. Нет, города не стали разумными, просто спасаясь от землетрясений, их жители решили поставить свои дома на колеса и гусеницы. С той поры понеслось.

Том Нэтсуорти, младший ученик гильдии историков из Лондона на колесах, никогда не стремился покинуть свой родной город. Но человек предполагает, а Клио располагает. Погоня Лондона за небольшим шахтерским городом закончилась знакомством Тома с Эстер Шоу и низвержением на Поверхность.

Отныне вместо спокойной жизни Том со своей новой знакомой влипают в приключение за приключением. Оказываясь тесно впутанными в события, способные изменить мир.

 

Британец Филипп Рив не сразу стал писателем. Сперва он занимался продажей книг, подрабатывал сценаристом и режиссером. Позднее плотно занялся рисованием иллюстраций для различной литературы. Параллельно работая над своим первым романом. Им стали «Смертные машины», первая книга одноименного цикла, увидевшая свет в 2001 году. С той поры в цикле появилось уже семь романов, а в 2010-м на дебютную книгу Рива обратил внимание сам Питер Джексон, ставший продюсером экранизации. «Хроники хищных городов» уже на экранах, а мы пока взглянем на сам роман.

В первую и главную очередь «Машины» интересны локацией. Место действия получилось у Рива весьма неординарным. Тут не существует никаких государств, Евросоюзов или империй (Америка вообще практически заброшенный континент). По пустынной земле колесят лишь разнообразные города да бродят искатели древностей. Вон тихонько прокрался шахтерский поселок, стараясь не попасться на глаза кому-то покрупнее. «Эх, — вздыхают его жители. Раньше было время, когда на большие города можно было внимания не обращать – ну кто погонится за нашей мелюзгой. Теперь все по-другому. Добычи мало. Любой большой город – наш враг. А что вы хотите, вздыхают те, кто пообразованее. Все в рамках муниципального дарвинизма. Город городу волк. Кто большой, того и тапки. Ничего, и на крупный город найдется мегаполис, у которого рожа пошире». А издали уже накатывает многоуровневое чудовище, раззевая циклопические челюсти.

В океанах то же самое. Плавучие поселения и города-амфибии. И даже воздушный город имеет место быть. Кстати, для летательных аппаратов легче воздуха нынче рай земной. Разнообразные дирижабли и воздушные шары бороздят небо над хищными городами. Работая разведчиками, купцами, бомбардировщиками. Авиаторы нынче в почете. Как и археологи. А как иначе. Только благодаря олд-теку — высоким технологиям древности, найденным археологами, идет какая-никакая инженерная работа. И то восстановить удалось лишь малую часть наследия безумных предков. Компьютеры, например, остались в прошлом, как и аппараты тяжелее воздуха.

А ведь есть еще и Лига противников движения. С которой у представителей колесных городов давняя и плотная вражда. «Варвары!» — кричат одни. «Сами такие» – не остаются в долгу другие. И ракетой супостата, ракетой. Прям разные пути развития человечества выходят.

И Сталкеры – механические солдаты, некогда созданный их трупов убитых солдат. Точнее долгое время с нами лишь один Сталкер по имени… Шрайк (Филип Рив то поклонник Симмонса оказывается). Один из самых интересных образов романа, кстати говоря.

Тем более что с остальными персонажами все не так благостно. Том наивен как эльфийский воин, и видит мир исключительно в бело-черном свете. Как же так, мой герой оказался убийцей. Да, мой юный друг, так оно и бывает, взрослые ради своих близких порой готовы убивать.

И если у Эстер, по крайней мере, есть свои фишки — изуродованное лицо (нестандартный ход для подростковой литературы) и несносный характер, то Том будет оставаться наивным недорослем почти всю книгу.

Сверстаны протагонисты вроде «по классике». Подростки, пережившие детскую психотравму, слабо социализированные, потихоньку развивающиеся, подвергаемые эмоциональным бурям и пубертатным проблемам. Но чтобы начать сопереживать им по-настоящему чего-то откровенно не хватает.

Пожалуй, лишь за идею того, что можно любить, невзирая на внешность, автору конкретный респект.

Зато интрига долгое время поддерживаемая вокруг МЕДУЗЫ — местного Wunderwaffe откровенно понравилась. Как и некоторое количество действительно забавных юморных моментов. Боевые фрисби. Рассказ о том, что нынче ценится: наравне с тайной летательных аппаратов тяжелее воздуха Том мечтает раскрыть загадку лапши быстрого приготовления. Или местные яства типа тушеных тарантулов. Или пиратский юморок: «женщины и мэры покидают корабль первыми», «бандиты ведут себя примернее, чем школьники», да и лондонские историки порой выдают отличные перлы. Историки вообще оказались весьма интересными ребятами.

В остальном мы видим стандартную юношескую антиутопию.

Периодически на помощь приходят откровенные и беззастенчивые «боги из машины». Присутствуют непременные социальные мотивы. Нам покажут картину угнетения и неравенства под тонкой вуалью гильдейской власти. Лондонские олигархи, живущие на верхних ярусах в собственных виллах. Роботяги и гильдейские ученики, тяжело вкалывающие с утра до вечера. Заключенные, питающиеся едой из переработанных фекалий. Все как полагается.

Непременная любовная линия, пока находящаяся в зачаточном состоянии.

Подростковые сомнения, столкновение с реальным миром, первые серьезные поступки и приключения. Становление персонажей.

Любители поджанра могут быть довольны. Но к золотому фонду подростковой литературы отнести «Машины» не выйдет при всем желании. Даже несмотря на то, что к завершению книги автору, похоже, надоедают стандартные ходы и он предпринимает несколько кунштюков, которые изрядно выправляют предыдущее впечатление.

Эрго. Подростковая антиутопия интересная местом действия, антуражем движущихся городов, забавными ироничными номерами и мощным финалом. А вот практически все остальные моменты достаточно стандартны.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.