Роботер, Лэмб А.

Алекс Лэмб «Роботер». — М.: АСТ, 2018 г. (Серия: Тёмная материя). Первый роман трилогии «Роботер».

Приключение, решающее судьбы человечества, или Модификации – путь к развитию гомо сапиенс

Уилл Куно-Моне – модифицированный человек-роботер и офицер галатеянского флота, не представлял, к чему приведет его нарушение приказа в битве при Мембури. Варианты могли быть самыми разными, от разжалования до поощрения. Оказалось и вовсе прекрасно. Назначение на «Ариэль» — лучший разведчик флота.

И теперь Уилл в самом сердце операции по раскрытии загадки нового земного оружия, способного решить исход войны Земли и Галатеи.

Но как вскоре выясняется, на кону не только результаты войны, но и само существование человечества. Ведь на сцену выходят инопланетные силы непредставимой мощи. Чужаки, избравшие для контакта именно Уилла.

 

Космическая сага, изрядно напоминающая по аннотации Пола Макоули с его «Тихой войной», или Джеймса Кори с «Пробуждением Левиафана» (http://perekat.kiev.ua/пробуждение-левиафана-кори-дж/ )? Конфликт между Землей и колониями, модификации, инопланетная угроза? На самом деле «Роботер» не слишком перегружен психологическими этюдами, идейно послабее цикла Кори, да и акценты Алекс расставляет другие. Но любопытные моменты в романе Лэмба имеются.

Основной приманкой Roboteer стали собственно роботеры. Человеки, созданные для терраформирования. Точнее для управления роботами, осуществляющими изменение климатических условий планеты. Люди, способные напрямую подключаться, управлять, обучать и вести СОПЫ — само-осознающие программные комплексы и прочих роботов. Генетические модификации, необходимые для этого, роботерам даром не прошли. В них чертовски сильны аутичные черты, они не знают что такое вежливость и такт, слабо социализируются, чересчур ценят общество себе подобных, и воспринимаются остальными колонистами как ущербные существа.

К сожалению, автор не рискнул делать столь необычное существо главгероем. Ведь, несмотря на то, что Уилл натуральный роботер, он из более поздних модификаций, и по большому счету не отличается от обычных людей. Жаждет общения, любви, признания, дружбы и понимания, вполне социализирован и корректен в общении. Слава богу, хоть его профессиональные качества по-настоящему роботерские. Ведь их нюансы работы и методы управления СОПАми стали одними из интереснейших сцен книги. И по динамике и по новизне описания.

Остальные персонажи раскрыты гораздо слабее (кроме разве что генерала Густава, показывающего другую сторону конфликта), в общем, вменяемы, но большую часть времени эмоциональны до краев. Герои романа через каждый десяток страниц: «глядят с ненавистью», «еле сдерживают злобу/гнев/слезы», «презрительно улыбаются», «с трудом не выдают разочарование», «пребывают в экстазе», «ругаются сквозь зубы». И если это как-то понятно для роботеров, то для кадровых военных несколько нетипично. По-видимому, автор чересчур буквально воспринял завет «не описывать, а показывать», решив добавить роману кинематографичности. И перестарался. Туда же частое обращение к подчиненным: «народ», скорее присущее неформальным тусовкам, чем официальным структурам.

Второй интересной стороной стали инопланетяне. И дело даже не в физиологических и моральных особенностях тех же Плодовитых, хотя они достаточно оригинальны. А в идее Преображения. Одном из двух, по мнению автора, возможных путей развития разумных существ. Процессе адаптации к изменяющимся задачам, критическим обстоятельствам и условиям среды. Генные модификации и психико-физические перемены forever? Хм, есть над чем подумать. 

Основную завязку сюжета оригинальной не назовешь. Драка между Землей и колониями, как вы понимаете, прием отнюдь не новый. Кто бы сомневался – подерутся, как пить дать. А вот нынешний земной строй романа вполне достоин пары слов. После Века террора, когда и отбыли в космос будущие колонисты, на разгребающей проблемы Земле образовалась махровая теократия. Возникла масса религиозных подсект Церкви Истинности, некоторые на основе бывших мировых религий, заменивших собой государственные образования. У власти — духовный правитель Земли – некто Пророк, объединивший землян подарив им общего врага – сбежавших с планеты колонистов. Что стало следующим шагом? Правильно – Крестовый поход.

При этом боевой фантастикой обозвать «Роботера» сложновато, как таковых космических сражений немного, хотя и начинается роман важной битвой, с ходу перебрасывая читателя с корабля на бал. Без раскачки.

Социальные моменты и философские вопросы присутствуют, но первое место также не занимают. Автор устами героев периодически сокрушается об угнетении тех же роботеров, демонстрирует ужасы войны, геноцида, лживость пропаганды и сыплет словесами типа «фашизма» и «расизма», но четко показывает, что основная причина конфликта все равно в финансах.

А вот то, что самым страшным обвинением на его Земле стало обвинение в демократии и капитализме, «это пять».

Roboteer скорее приключенческая космическая фантастика, куда щедрой рукой бармена периодически подливаются описанные выше поджанры. И как приключение книга вполне на уровне. Космические баталии. Разведывательные рейды. Неизведанные миры. Чужие расы. Погони. Перестрелки. Работа в тылу врага. Предательство. Потери. Преодоление препятствий и рост главного героя.

Правда, в какой-то момент протагонист становится настолько крут, что становится страшновато. Чем автор собирается занимать еще два тома трилогии, при столь бурном развитии героя уже в первой книге, непонятно. Разработает тему Черного человека внутри?

Что с идейной подоплекой? Непременные размышления о человечности, без которых представить более-менее серьезную современную фантастику попросту невозможно. Об опасности гомо сапиенс для вселенной, агрессивности и его возможных последствиях. О том, каким же может быть развитие людского рода. О ненависти, отравляющей жизнь. О восприятии изменений, об отвращении и недоверии к существам, олицетворяющим изменения.

Все как у людей. Но пунктирно, вскользь, чуток нарочито, чуток шаблонно. Четко видно, что философское наполнение романа аж никак не основная цель автора. Повторюсь, перед нами в первую очередь приключение. Что абсолютно ненаказуемо. Книги всякие нужны, книги всякие важны.

Эрго. Качественное космическое приключение, не без идейного наполнения, с приятным главным героем и нарочито-эмоциональной кинематографичностью.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.