Переправа (The Crossing), 2014 / Переправа 2 (The Crossing 2), 2015 — рецензия (обзор)

perepravaБерег левый, берег правый, снег шершавый, кромка льда, кому память, кому слава, кому темная вода, или Тихая Хуанхэ

1949 год. Подходит к завершению гражданская война в Китае. В круговерти братоубийственной бойни людские судьбы сплетаются абсолютно невообразимым образом.

У генерала Лэй Ифана (Хуан Сяо Мин) завязывается дружба с сержантом-связистом Тун Дацином (Тун Давэй). А сержант в свою очередь никак не может забыть встречу с Юй Чжэнь (Чжан Цзыи), медсестрой из Гонконга.

Жена генерала Чжоу Юньфэнь (Сон Хё Гю) отправленная мужем на безопасный Тайвань, встречает там врача Янь Цзэнькуня (Канеширо), переживающего разлуку со своей любимой Масако Симура (Нагасава).

Им предстоит военный ад, жертвы, голод и морозы. Как будто этого мало, некоторых из них ждет злосчастный пароход “Тайпин”, как тогда казалось последняя надежда на счастливое будущее.

Будущее так и оставшееся для многих недостижимым.

 

Джон Ву, казалось, был с нами всегда. И если его ранние работы мало известны в Европе, то уже начиная с конца 80-х («Наёмный убийца»), а уже тем более после его переезда в Голливуд, Ву становится одним из самых популярных постановщиков боевиков.

«Трудная мишень», «Без лица», «Миссия невыполнима 2», «Говорящие с ветром», «Час расплаты». Мало на свете любителей кино, не видевших эти фильмы. Фильмы, которые отличает заводной экшен, масса боевых сцен, погонь и перестрелок. И чисто китайское стремление к изысканному кадру. Порой даже чрезмерное.

Время шло, и в конце первого десятилетия 21 века Джон вернувшись в Китай, переключился на масштабные исторические эпики. Две части Битвы у Красной скалы, и вот The Crossing.

Четырехчасовая картина, разделенная в прокате надвое, где помимо военных действий, огромное количество времени занимают романтические линии. Первый опыт режиссера, который с полным правом можно назвать мелодрамой. Мелодрамой, которую ничтоже сумняшеся, уже окрестили китайским Титаником. Лично мне скорее вспомнились наши исторические эпопеи типа «Вечного зова» или «Тихого Дона». Там, конечно, срез общества подан гораздо глубже, но все же.

Но, будем честными, с лентой Кэмерона тоже можно провести определенные аналогии. Так же изрядная часть ленты посвящена историям влюбленных, и так же в финале нас ждет утопание крупного плавсредства (катастрофа, правда, занимает меньше получаса, восьмая часть общего хронометража, это к вопросу о «Титанике»).

Но на этом всякое сходство заканчивается.

The Crossing номер раз, помимо любвей, предъявляет нам военную драму, основанную на событиях гражданской войны в Китае. Учебником истории фильм вряд ли станет, поскольку для неискушенного западного зрителя так и останутся загадкой как подоплека событий, так и движущие силы. По видимому режиссер решил, что красного знамени, несколько раз повторяемого термина коммунисты, да одного монолога об отношении бойцов КПК к бедным, будет вполне достаточно.

В первой части Ву сконцентрируется на истории генерала гоминьдановского режима Лэй Ифана, эдакого белогвардейского «поручика Голицына». Герой войны с японцами, благородный офицер, белая кость — голубая кровь, честь превыше всего и т.п. Сыграно персонаж несколько утрированно-нарочито, особенно поначалу, и к логике его поступков возникает масса вопросов. Растущих потому, что мы в упор не понимаем, из-за чего вообще происходит весь этот сыр бор на древней земле Поднебесной. И что мешает Ифану прекратить драку уже после того, как выявилась полная несостоятельность высшего штаба. Воинская честь? Это из-за нее он положил в сыру землю столько своих солдат? Ню-ню. И его переходы от «будем биться до последнего» к «как бы я хотел быть с тобой, дорогая жена» выглядят откровенно нелепо. Хотел? Так вперед и с песней! По-любому видно, что война проиграна.

Лишь во второй части, после того как мы видим, что на Тайване таки сохранилась власть Гоминьдана, некоторые нюансы поведения Ифана становятся понятны. Честь честью, но любимая жена где находится? Правильно, на «безопасном» Тайване, и является отличным заложни… пардон стимулом биться за Чан Кайши до последнего патрона. Да и военспецы у коммунистов чаще всего плохо заканчивали.

На этом фоне гораздо более живым выглядит сержант Дацин. Натура по-крестьянски обстоятельная и цельная. Воюю, потому что учат и кормят. За кого, почему? Да какая к демонам разница! Скорее всего, за непосредственного командира. Вона он какой харизматичный!

Доктор Цзэнькунь, как человек сугубо штатский, подвержен массе рефлексий, и представляет третий срез китайского общества – прослойку интеллигенции. Но когда дело доходит до помощи раненым, показывает себя настоящим служителем Гиппократа. Сделано персонаж, кстати, на весьма высоком уровне, с внутренними борениями, переживаниями, сомнениями, игрой мимикой и глазами.

Барышни поначалу воспринимаются не так интересно.

Жена генерала излишне инфантильна, японки очень мало, а Юй Чжэнь долго выглядит изрядно отмороженой. Но потом, слава Конфуцию, образы начинают развиваться.

Причем именно женские. Мужики практически не меняются, а вот девицы претерпевают недетскую трансформацию.

Вторая часть делает акцент на нагнетании атмосферы в обреченном Шанхае перед аварией, и самой катастрофе. Пытаясь ответить на вопрос как можно было ухитрится в проливе, недалеко от побережья, соорудить катастрофу, которую сравнивают по числу жертв с аварией Титаника, произошедшей в 600 км. от ближайшей земли.

Откуда, кстати в интернете появилось «1500 жертв»? Создатели The Crossing называют цифру чуть меньше тысячи. А ведь они находятся поближе к оригинальным источникам информации, чем весь остальной мир.

 

Картинка, как всегда у китайцев, ярка, красочна и хоть сейчас годится на стену, что любителям батальных полотен, что фанатам морских катастроф. Пушки палят, снаряды взрываются, пламя полыхает, солдаты летают по воздуху, теряя конечности, флаги красно развеваются, цепи упорно атакуют. Чайки белоснежно парят, голуби не менее белоснежно порхают, корабли быстро, решительно и красочно тонут.

И даже когда режиссер, по завету великого графа, переходит от войны к миру, все остается на уровне. Снег тает на зрачках, показывая зарождение страсти, босоногий вальс сменяется полями веерника-ковыля, а влюбленные больше мечтают друг о друге, чем занимаются делом. Символизируя великое, непобедимое чувство.

Во только китайская специфика накладывает свой след. Произнесенные сложносоставные имена через пять минут выветриваются из головы, а в том, чья физиономия кому из героев принадлежит, я разбирался не меньше четверти часа.

Кстати, с точки зрения идеологии лента (как и подавляющее большинство китайских фильмов) выдержана идеально. Коммунисты непокобелимы и бесстрастны. В Шанхае проводят исключительно мирные акции, а армия весьма снисходительно относится к проигрывающему врагу. Репрессии применяет исключительно Гоминьдан, и даже знамя у прихвостней Чан Кайши дырявое.

При этом благородные люди встречаются не только под красным флагом, а и у противника, причем даже у высшего сословия, не говоря уже об обычных солдатах.

И то верно, а то мы уже подзабыли, что для коммунистов «из всех искусств важнейшим является кино». Да и не только для них, будем честными.

Эрго.  По-восточному кроваво-поэтичный рассказ о судьбе, любви и связях между людьми, подтверждающих, что вся земля большая деревня. Но все же четыре с лишком часа это малехо перебор.

P. S. Все-таки Восток, дело тонкое. Представляете, китайцам в разгар гражданской войны удалось заключить перемирие, с уговором сперва выбросить из своей страны японцев, а потом продолжить местные разборки. Правда, для этого своим же пришлось арестовать Чан Кайши. Но все равно удалось!

Режиссер: Джон Ву

В ролях: Такеши Канеширо, Чжан Цзыи, Тун Давэй, Масами Нагасава, Хуан Сяо Мин, Фрэнк М. Эхерн, Шан Конг, Джек Као, Хитоми Куроки, Боуи Лам, Вэй Ли, Хе Гё Сон

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.