Нюансеры, Олди Г. Л.

Генри Лайон Олди «Нюансеры». — СПб.: Азбука, М.: Азбука-Аттикус, 2019 г. (Серия: Азбука-Фэнтези)

Геоманты губернского города, или Весь мир театр/ Режиссерский роман

19 век. Российская империя. Фабрикант и актер-любитель Константин Алексеев, отправляясь в губернский город Х, не думал, что поездка станет для него судьбоносной. Даже учитывая причину путешествия: неожиданное наследство от актрисы-гадалки, которую он ни разу в жизни не видел.

Залетный грабитель Миша Клест тоже не планировал задерживаться в гостеприимном городе, где он совершил удачный (за одним обстоятельством) налет на банк.

А уж тем более эти двое слыхом не слыхивали друг о друге и не собирались встречаться на заснеженных улицах. Вот только их никто не спрашивал. Ведь, как обычно, дьявол прячется в мелочах. В нюансах, которые создают людские судьбы.

 

Новый роман харьковского дуэта Олега Ладыженского и Дмитрия Громова, они же Г. Л. Олди («Внук Персея» (http://perekat.kiev.ua/внук-персея-книга-1-мой-дедушка-истре/ ), «Циклоп» (http://perekat.kiev.ua/циклоп-книга-1-чудовища-были-добры-ко-м/ ), «Сильные» (http://perekat.kiev.ua/олди-сильные-пленник-железной-горы/ ), «Свет мой, зеркальце…» (http://perekat.kiev.ua/свет-мой-зеркальце-олди/ ), «Бык из машины» (http://perekat.kiev.ua/бык-из-машины-олди/ ), «Ойкумена» (http://perekat.kiev.ua/блудный-сын-ойкумена-олди-отщепенец/ ) вышел несколько неожиданным. После глобальных, космических напевов Ойкумены нам рассказали скромную, камерную, людскую историю. Историю, до мозга костей театральную и режиссерскую. Вдобавок ретроспективную.

Ведь перед нами легендарный Харьков конца 19 века, город получивший уважительный оммаж от Олдей, похоже, искренне любящих этот самый город.

Да-да, тот самый благословенный 19 век, известный ностальгирующим потомкам по котлетам de volaille, осетрине la russе, супу из рябчиков, коням, проносящимся к «Яру», галантным корнетам и поручикам, богатым фабрикантам, ухоженным господам с тросточками, дамам в пышных платьях, угодливым приказчикам и могучей Российской империи. Большинство этих моментов имеются в «Нюансерах» в лучшем виде. Шикарные обеды и огромные квартиры, смешные для сегодняшнего читателя цены на продукты и театральный ажиотаж, колоритные извозчики, благообразные вальяжные богатеи и импозантные сумасбродные аристократы.

Однако Громов с Ладыженским прекрасно знают, что над просторами Империи стоял не только «хруст французской булки», а и другие, гораздо менее приятные звуки. Мы увидим не только благостный фасад государства, но и некоторую часть его изнанки.

Темные улицы практически без освещения и, естественно, без привычного нам асфальта. Зимой покрытые льдом и заваленные сугробами, весной — грязью по колено. Ватерклозет, электричество и паровое отопление не как обыденность, а как роскошь. Жуткое сословное неравенство. Есть господа, баре, дворяне, «их превосходительства», а есть все остальные – недолюди, холопы, слуги, быдло, мужичье, «человеки». Бедность и отсутствие перспектив у обычного люда. Многочисленный и наглый криминалитет. И это мы практически не касаемся социальных противоречий, копившихся столетиями. «В раю революций не бывает» — лучше не скажешь.

Книга вышла антуражной и атмосферной. Причем, что гораздо важнее, всеобъемлюще атмосферной. Да, это отнюдь не энциклопедия харьковской жизни того времени, в частности нижних классов маловато, но мы увидим срез многих слоев общества.

Что интересно, два главных героя находятся на разных полюсах сословной лестницы.

Константин Алексеев – бизнесмен и служитель Муз. Шикарно прописанный персонаж. Человек застывший как буриданов осел меж трех морковок: театра, бизнеса и семьи. Чувствующий ответственность за семейное дело перед недавно умершим отцом. Искренне и нежно относящийся к жене и к больному сыну. И всей душой стремящийся на театральные подмостки. «Гул затих…» Хороший мужик, представитель того самого торгового сословия, способного аккуратно и относительно безболезненно заменить выхолощенное и выродившееся дворянство у руля страны. И, что характерно, заменившее в большинстве стран. Человек, привыкший к деньгам, но адекватно относящийся к тем, кто беднее и ниже его по положению. А еще он полностью и окончательно увлечен легкомысленным танцем Мельпомены и Талии. Не буду излишне спойлерить, тем более авторы не делают на этом акцента, но Алексеева без малейших преувеличений можно назвать любимцем муз. Людей, столько сделавших для театра (и кино) можно пересчитать по пальцам. Как вы уже, наверное, догадались, Константин Сергеевич –абсолютно реальная личность, правда, известен он большинству из нас под другой фамилией.

Миша Клест вряд ли может похвастаться прототипом (хотя я могу ошибаться), но проработан этот персонаж не намного хуже Алексеева. Ребенок, переживший жуткую трагедию, сломавшую ему жизнь. Подавшийся в криминал и достигший там немалых высот. Сполна ощутивший власть, которую дает оружие и пренебрежение к людской жизни. Начавший терять человечность и превращаться в ничего не чувствующего робота. Фактически Миша исполняет в романе роль антагониста, но лишь условно. Ведь ненавидеть его, желать поражения и смерти не выходит, хоть ты тресни. Невзирая на все смерти, что висят на руках этого человека. На все зло, что он причинил людям. Отдельное спасибо за завершение линии персонажа. В наш жестокий век редко встретишь такие финалы.

Криминальный мир империи в романе предоставлен широко и подробно (мы еще по «Магу в законе» помним воровскую атмосферу того времени, тщательную воссозданную авторами).  Причем за нее отвечают не только Миша, но и остальные жиганы, в частности Костя Филин.  

Стоит отметить, что герои как всегда у Олди на высоте. Практически каждый из встреченных нами в романе людей яркий, живой и стилизован под эпоху. Почти все из важных для повествования получили свою долю флеш-беков, написанных в разных стилистической обертке и хороший шлейф роли. Даже безымянных персонажей писатели умудряются врезать в память читателю. Парой фраз, характерной привычкой, действием или жестом. Что уж говорить о тех, кому авторы уделяют чуть больше внимания.

Еще одним полноправным героем романа выступает театр. А точнее театралы и дух подмосток. Люди, воспринимающие жизнь как игру, умеющие владеть своим телом, голосом и актерским талантом. Режиссеры, выстраивающие мизансцены, случайности, управляющие артистами, декорациями и прочими мелочами, формирующими волшебный театральный мир. Люди, обладающие магическим даром создавать реальность, в которую веришь. Нас ждет куча театральных сравнений, подходов, способов работы на сцене и не только. Книга очень театральная, режиссерская по своему духу.

О фантастическом допущении романа много говорить не буду, похожие подходы уже встречались (некий Вадим подтвердит), но у Олди они поданы гармонично, проработано и по-режиссерски.

Интригу в «Нюансерах» авторы выдерживают как ту самую знаменитую театральную паузу. Когда долгое время (возможно даже слишком долгое) общая картина не складывается, но все равно читатель боится перевести дух. Ведь перед ним возникает история, дышащая напряжением и жизненной силой. История, постепенно подбрасывающая детали головоломки. История, обещающая серьезный катарсис. И держащая обещание.

Имеются в романе и юморные моменты, как те же «стригу, брею», или «как в романах Жюля Верна».

Да, размаха, как я уже сказал, не хватает. Отвыкли мы от скромного масштаба событий, разбаловались на космических просторах Ойкумены. Но, это аж никак не портит отличного скромного рассказа о людях и их музах. И конечно, о нюансах, из которых и состоит наша жизнь.

Эрго. Камерная, завораживающая, режиссерская история о людских жизнях и мелочах составляющих их,  пронизанная театральной атмосферой, уважением к старому Харькову и одному неординарному человеку.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.