Невероятные (The Nevers), сериал, 2021

Суперспособности – немужское дело, или Феминистическая угроза Империи

3 августа 1896 года Англия изменилась.

Некоторые называли это биологическими аномалиями, вызванные электричеством. Другие — прямой угрозой империи.

Факты заключались в следующем.

Несколько сот женщин и десяток мужчин приобрели способности, которые не назовешь обычными. Видения будущего. Возможность сопротивляться критическим повреждениям. Ускорять рост растений. Бросаться огнем. Дышать льдом. Левитировать предметы.

Англия уже не будет прежней. И теперь ее жителям предстоит научиться жить с этим.

Вот только есть люди, у которых напрочь отсутствует такое желание.

 

Проект, обещавший массу феминизма с толерантностью, и не обманувший ожидания. К счастью, подаривший зрителю не только пресловутые иконы современного мира.

Хотя, конечно, именно модные тренды нашего времени становятся основой сериала. Мужчины в The Nevers либо коварные интриганы-политики, либо пресыщенные самцы, либо слабаки, либо мускулинные мачо, понимающие лишь силу. Даже детектив, наиболее адекватный представитель сильного пола, не лишен тяги к коррупции (хорошо-хорошо, есть доктор-бубочка). Отношение к ним  отлично характеризует фраза одной из героинь «Если можешь посмотреть в глаза мужчине, то и выколоть сможешь».

Дамы, напротив, в большинстве своем адекватны. Ущемляемые патриархальным обществом. Перенесшие массу невзгод. Готовые к творчеству. Способные нести любовь. Помогать страждущим. Поддерживать своих.  

Хотя именно среди дочерей Евы обнаруживается пара главных антагонистов сериала. Имеющих если честно, основания для своих действий.  

Безжалостная убийца Немощь (Мэнсон), она же Малади в другом переводе, собравшая группу недовольных и криминально настроенных Одаренных. Персонаж яркий, трагический, упивающийся болью, несущий ее другим. Конкретно двинутая дама, пережившая предательство, насилие со стороны врачей, единственная сохранившая воспоминания, как именно люди получили дар. Стремящаяся отомстить всему миру, в первую очередь той, кого она считает повинной в своих бедах.

Демонстрация нетолерантного отношения к иным, не таким как все, становится второй опорой «Невероятных». Одаренных не берут на работу, подвергают обязательной регистрации, заставляют носить отличительные знаки. Пугаются их возможностей, окатывают ненавистью, страхом, презрением. В лучшем случае смотрят как на диковинных животных. Проводят эксперименты, пытаясь понять природу дара. Остроты в блюдо добавляет то, что подавляющее большинство одаренных – женщины (да и одаренных высокого происхождения не отмечено), и без того ущемленные в правах. Что поделать, жуткое и дремучее время.  

Ведь на дворе у нас царит самая что ни на есть викторианская эпоха. Внешний моральный кодекс «строителей империализма» сопровождается внутренним стремлением к недозволенным или порицаемым удовольствиям. Масса изменений в промышленности и науке изрядно опережают смену психологии поведения.

Вокруг «невероятных» дам разворачивается целый клубок интриг, смертей, становящийся одной из сильнейших линий проекта.

С одной стороны судьбами одаренных озабочены в благотворительном приюте, организованном Лавинией Бидлоу (Уильямс («Седьмой сын», «Саботаж»,  «Тело»). Богатой, властной дамой, передвигающейся в инвалидном кресле.

Она предоставила помещение для проживания, и отыскала ту, кто взял на себя защиту остальных. Миссис Амалия Тру (Доннелли («Крах»). Таинственная боевая вдова, дерущаяся как Брюс Ли. Держащая на плечах огромный груз ответственности, «целый мир». Настоящий боец, часто имеющая дело с насилием. Не чуждая кабацкому мордобою, питью до упада и случайному сексу. Неглупая, редко глядящая в глаза собеседнику. Получающая видения из будущего. Лелеющая неведомую нам и окружающим цель. Познавшая множество зла. Предающая и предаваемая. Наполненная кучей мужских черт, говорящая языком силы и драки, реагирующая на агрессию как мужик, но не забывающая о своей женской сущности. Неплохой образ.

С другой мы видим пэра Англии лорда Мэссена (Торренс («Пуаро», «Розмари и Тайм», «Рим», «Железная леди», «Боевой конь», «Звёздные войны: Пробуждение силы», «Проповедник», «Темные времена»). Непоколебимого вояку старой закалки, консерватора, считающего одаренных настоящей угрозой, а поиск тех кто «атакует империю посредством наших женщин» делом первоочередной важности.   

С третьей перед нами таинственные фигуры с искаженными лицами, похищающие наделенных даром, и двинутый доктор в исполнении Дениса О’Хэра («Карантин»,  «Дж. Эдгар», «Далласский клуб покупателей», «Американские боги») с радостной улыбкой ставящий над ними эксперименты.

С четвертой – вершины лондонского дна, которые олицетворяет Король Нищих (Фрост («Tomb Raider: Лара Крофт»).

С пятой – обаятельный секс-террорист лорд Хьюго Суэн (Нортон («Маленькие женщины»), желающий использовать одаренных в своем модном притоне.

С шестой – намеки на вовсе неизвестные личности и силы, стоящие за сценой.

Накрутили сценаристы изрядно.

Приятно наблюдать за вариантами скилов здешних «супергероинь». Банальные файерболы, замораживание, лишение предметов веса, способность ощущать энергию, и знать, куда ее направить, чтобы получить новое изобретение, видения будущего, разрушение всего к чему прикоснешься, великанский рост, вызывание людей на откровенность. В общем, бедненько, но чистенько.

Не забывают постановщики о задорном и увлекательном экшене, драках и погонях. За который отвечает в основном боевая миссис Тру, минимум пару раз за серию ввязывающаяся в серьезные потасовки (хорошо снята сцена противостояния на реке). Да уже упомянутая любительница боли Немощь.

И о детективной линий, связанной с поисками все той же Немощи.

Кроме уже упомянутых актерских работ можно отметить компаньонку и подругу Тру – изобретательницу Пенанс Эдейр (Скелли). Миролюбивую, светлую и воздушную служительницу науки – автора кучи стимпанковских гаджетов в духе Бонда.

Мягкого, доверчивого и застенчивого любителя птиц, особенно врановых Оуги Бидлоу (Райли).

Да детектива Фрэнка Мунди (Чаплин («Письмо королю», «Тарзан. Легенда»). «Ходячее одиночество», резкий парниша и неплохой полицейский.

С атмосферой, одним из преимуществ таких проектов, ситуация неоднозначная. Вроде все на месте. Высший свет с его приемами, изысканными лордами и леди, клубами, где вышеозначенные придаются разврату, и заседаниями, где решаются судьбы империи (сборы державных стариков стали одними из самых затянуто-скучноватых сцен в сериале). Улицы, полные разъезжающих карет и бредущей черни. Доки с бастующими рабочими. Первые автоматические экипажи. Гордые заявления успешной проститутки: «Я шлюха!». Пабы и преступный мир. Костюмы, котелки, красивые платья. Рассуждения о лингвистических заимствованиях из французского языка. А вот насчет сигарет с фильтром, изобретенным лишь в 1925, постановщики погорячились.

Но чего-то не хватает. Или напротив — смотрится излишним (тот же Алиенист в этом смысле гораздо приятнее). Ведь поведение одаренных дам порой попахивает серьезным анахронизмом. Понятно, что суфражизм и борьба женщин за свои права — признаки как раз конца 19 — начала 20 веков. Однако тогда речь шла в основном о предоставлении избирательных прав и права собственности для замужних дам. Но такое количество активных дам в одном месте, как показывают нам в сериале, вызывает определенный когнитивный диссонанс.

Периодически дергает пафос и патетика, подпускаемые в речь нашими героинями. «Быть одаренной — не значит иметь изъян», «мы вплетены в ткань мироздания». Ну и страдашки по поводу казни существа, отправившего на тот свет полтора десятка народу, позабавили. Конечно, надо ему пирожок вручить и карт-бланш на безумие – пусть и дальше народ мочит.

Эрго. Феминистическое размышление об отношении к не таким как все. Имеются любопытные моменты, но до шедевра проекту далеко.

Режиссер: Джосс Уидон, Дэвид Семел, Зетна Фуэнтес

В ролях: Бен Чаплин, Анна Дэвлин, Лора Доннелли, Энн Скелли , Мартин Форд, Ник Фрост, Винни Хэвен, Зэйн Хуссэйн, Эми Мэнсон, Закари Момо, Джеймс Нортон, Элизабет Беррингтон

P. S. Из запланированных 10 серий нам показали лишь шесть. Остальные ждем позднее. Дело не только в спорной, выбесившей «заманухе» в стиле Люпена, но и в конфликтах вокруг личности постановщика – Уидона, снявшего первые 6 серий, сменила Гослетт.

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.