Ловец человеков, Попова Н.

lovec_chelovekovНадежда Попова «Ловец человеков». — М.: Астрель, 2013 г. (Серия: Конгрегация)

Юный Анискин во глубине Темных веков или Этюд в огненных тонах

Вторая половина XIV века. 1389 год. Европа. Германия. Точнее Священная Римская империя. Но не наша. Германия некой параллельной реальности.

Реальности, в которой уже лет 30 лет как инквизицию Империи настигла коренная Перестройка. Осталась в прошлом «царица доказательств» — чистосердечное признание, поменьше стало «перегибов на местах», злоупотреблений, недобросовестного исполнения обязанностей. Изменено даже название.

Теперь на страже веры стоит не Inquisitio Haereticae, а вовсе даже Конгрегация. Одной из особенностей перестроившейся Инквизиции становится Академия святого Макария, выпускающая новую поросль пастырей душ человеческих.

Молодых, образованных, обученных как теологии, так и рукопашному бою. А главное – готовых действовать по-новому.

Причем основой для инквизиторов новой формации становится отребье, малолетние преступники, грабители и убийцы.

Курт Гессе — один из этих «птенцов гнезда Макариевого». Именно ему, в качестве первого дела, достаются странные убийства в забытой Богом деревеньке Таннендорф. Убийства, весьма похоже, совершенные не человеком.

Надежда Александровна Попова, автор Конгрегации, уже несколько лет слыла одной из самых читаемых авторов на просторах самиздата. Пока, наконец, весной 2013 первая книга серии (насчитывающей уже шесть частей, не считая приквела), не появилась на бумаге. О самой Надежде известно немного. Живет в Подмосковье, замужем, растит двоих детей. Любит фастфуд, колу и боевики. Первое произведение из цикла — написано в 2002 году. Помимо писательства, увлекается историческим фехтованием и походами.

Я наткнулся на рассказ о Курте Гессе сразу после «Слуги Божего» Яцека Пекары (http://perekat.kiev.ua/?p=4480). Один из читателей книг о Мордимере, упомянул о существовании схожего по сюжету цикла некой Поповой. Стало любопытственно.

Скажу сразу, сходство с приключениями Маддердина весьма поверхностное. Если точнее, оно исчерпывается тематикой альтернативной Инквизиции, и ощущением присутствия сверхъестественного «в кадре». Причем ни там, ни тут в первых книгах дальше ощущения, дело фактически не идет.

Все остальное сплошные различия. Начиная от главного героя, методов работы Sanctum Officium, и заканчивая подходом автора-демиурга к своему детищу.

Альтернативка Поповой (хотя сама автор считает свое произведение исключительно фэнтези) на несколько порядков мягче мира Пекары. Тут не произошло настолько кардинального изменения образа Христа, и, различий с нашей версией Средних веков гораздо меньше. За исключением собственно Инквизиции, признавшей «головокружение от успехов» уже в середине 14 века.

Причем произошло это благодаря одному человеку.

Профессору Альберту Майнцу, малефику, преступнику, из-за которого погиб трехдневный младенец. Человеку, оставленному в живых ради эксперимента. Возможно ли привести к покаянию существо, четыре дня державшееся под пытками и не выдавшее своего сообщника.

Оказалось – возможно. Плюс выяснилось, что профессор обладает даром видеть людей, замысливших или сотворивших недоброе. В конце концов, бывший малефик становится инквизитором. Инквизитором, добившимся того, чтобы в вину вменялись не способности подозреваемого, а действия. Инквизитором, в корне изменившим Inquisitio Haereticae.

Оставим на совести автора столь сильное «влияние личности на историю», но идея довольно любопытна. Эдакий Ганнибал Лектор, искренне ставший на сторону правосудия. При этом добившийся его коренной реформы.

В первой книге мир обозначен довольно схематично. А ведь так интересно, куда привела фантазия автора нашу старушку Европу. Тем более в столь любопытное время.

Что творится в остальном мире, какие еще отличия от нашей реальности ждут нас впереди.

Будем надеяться, в будущих книгах читатель таки получит ответ на этот вопросы.

А пока вернемся к тому, что у нас имеется на текущий момент.

Хотя Надежда и говорит что «Ловец» — это в первую очередь фентези, из непреложных элементов этого поджанра: меч и магия, в наличии пока лишь один – меч. Да и тот не играет в происходящем большой рояли. Первая книга «Конгрегации» гораздо больше напоминает исторический детектив, нежели фентези. Не зря на супеобложке упоминается Умберто Эко. Пока на мистическую сторону дела намекнула аж одна сцена, связанная с главным антагонистом. Маловато, как для фентези. Возможно, в дальнейшем этот аспект мира будет раскрыт подробнее. Благо вся предпосылки имеются, ведь здешняя инквизиция создана как раз для борьбы с колдовством и черной магией.

Наряду с детективом в книге стоит выделить и акцент на столь многими любимые приключения свежего выпускника высшего (зачастую магического) заведения.

Отсюда плавно перейдем к главным героям произведения. Майстер инквизитор Курт Гессе, в прошлом убийца и грабитель, в настояшем совестливый (иногда даже слишком), сомневающийся, неуверенный в себе следователь МУРа, тьфу ты, Конгрегации. Неоднократно терзаемый внутренними сомнениями, но твердо верящий в идеалы новой Инквизиции. Персонаж живой, привлекательный, по молодости много рефлексирующий, при этом подающий большие надежды.

Что немного режет глаз, так это вкрапления современных речевых оборотов и реакций нашего будущего светила Inquisitio. При том, что большую часть времени он мыслит и действует вполне адекватно (насколько я могу судить) своему времени. Тем диссонанснее выглядят исключения-анахронизмы в его лексике и поведении.

Нехилые, скажу я вам, преподаватели у них в Академии. Сделать из малолетнего шакаленка юношу, твердо стоящего на позициях гуманизма, это вам не фунт изюму умять. Куда там Макаренко с его коммунами.

Бруно, весьма оригинальная версия спутника главного героя. Человек, не испытывающий особой любви ни к Курту, ни тем более к организации им представляемой. Вынужденный принять его покровительство, и терпеть его общество. В результате оказавший чертовски большое воздействие как на судьбу самого Курта, так и на исход его первого самостоятельного дела.

Главный злодей остается пока вещью самой в себе, являясь скорее предвестником более грозных и опасных неприятностей.

Нужно отметить также и ряд немаловажных этических вопросов, поднимаемых в «Ловце человеков». Допустимо ли совершение малого зла для предотвращения большего. Достаточно ли подозрения для активного действия, или  необходимы твердые улики. Может ли человек, допустивший серьезную слабость, стать таким как прежде и вообще оставаться при исполнении.

Эрго. Неторопливое начало весьма интересного альтернативного проекта о Темных веках. Главное не требовать от книги второго «Ведьмака» и не рассчитывать на магический фейерверк. Тут нас ждет совсем иной жанр.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.