Канадский специалист по естественным наукам. 70-летний юбилей празднует Дэвид Пол Кроненберг

Он считает литературу более важным искусством, чем кино, ведь кино — это язык, а язык не может существовать без грамматики. Но признает, что сегодня кино и литература дополняют друг друга и, несомненно, испытывают взаимовлияние. Сторонник идеального равновесия, убежденный, что для того, чтобы быть настоящим режиссером, необходимо самому написать сценарий. Он уверен, что все мы — сумасшедшие учёные, и наша жизнь — это лаборатория. Все его картины так или иначе связаны с внутренним миром человека, тайнами его психики. Он не верит в жизнь после смерти, а все, что ему нужно для работы — это чистота.

Один из самых натуралистичных режиссеров мирового кинематографа родился 15 марта 1943 года в Торонто. С детства малец увлекся литературой, а также наукой, особенно энтомологией и ботаникой. В 1963 году Дэвид, не изменяя юношеским увлечениям, поступает в Университет Торонто, на факультет естественных наук. Правда вскоре наука уступает место другому хобби, и парень переходит на факультет английского языка и литературы. Еще во время учебы Кроненберг создает два экспериментальных научно-фантастических фильма: «Стерео» (1969), о экспериментах с телепатией. И «Преступления будущего» (1970) о тяжелой судьбе, ожидающей человечество.

Потом была работа для канадского телевидения, некоторое количество короткометражек и сериалов, пока, наконец, в 1975 году Дэвид порадовал общественность картиной «Судороги»/ «Мерзость». История о генетически модифицированном паразите, повышающем у людей сексуальное желание, и вызвавшем появление толпы неконтролируемых сексуальных маньяков, предвосхитила современную борьбу со СПИДом и ГМО, четко продемонстрировав особенности творческого почерка будущего метра нестандартного ужаса.

Которые Пол продолжил оттачивать в своих последующих ужастиках типа «Бешеной» (1977) или «Выводка» (1979).

В 1980 в свет выходят «Сканнеры». Рассказ о телепатах, стремящихся захватить власть над миром, порадовал спецэффектами, получил главный приз на международном фестивале фантастических фильмов «Fantasporto», и собрал больше 14 миллионов долларов. В 1982 Дэвид прошелся по тлетворному влиянию телевидения в «Видеодроме». А на следующий год впервые взялся за съемки картины по чужому сценарию. Причем не абы кого, а самого Стивена Кинга! «Мертвая зона», о человеке, приобретшем после комы уникальные способности, с главной ролью пребывающего в самом расцвете Кристофера Уокена. На выходе получили одну из лучших экранизаций «Короля ужасов» (премия Сатурн Лучшему режиссеру, вручаемая Академией научной фантастики, фэнтези и фильмов ужасов).

Следующей работы поклонникам пришлось ждать три года. Как оказалось не зря. «Муха» (1986) о  гениальном изобретателе Сете Брандле, слишком далеко зашедшем в своих экспериментах, стала лучшей работой режиссера на тот момент, и его визиткой на долгое время. Шикарный грим, мощные спецэффекты, крепкая эмоциональная и идейная составляющие, хорошие актерские работы, фирменный Кроненберговский натурализм. 60 лимонов сборов, Оскар за грим, очередной Сатурн как лучшему режиссеру, стали достойными наградами герою.

В 1988 Дэвид представил на суд публики мистический триллер «Связанные насмерть». А в 1991 галлюциногенную психоделическую антиутопию «Обед нагишом»/«Голый завтрак» по произведениям Уильяма Берроуза (номинация на Золотого медведя Берлинского кинофестиваля).

Дальше была неожиданная «М. Баттерфляй» (1993), драматическая история любви в антураже китайской «культурной революции». «Аморальная», вызвавшая бурю споров «Автокатастрофа» (1996), о людях, получающих сексуальное удовлетворение от машин, и их крушений. На Каннском фестивале фильм получил специальный приз за «мужество, смелость и оригинальность», что вызвало крики протеста в зале. В некоторых странах прокат картины был запрещен, кое-где решились лишь на ограниченный показ. В 1999 на экраны выходит «Экзистенция» с Джудом Лоу. Психологическая научная фантастика, исследующая ловушки виртуальной реальности, получила Серебрянного Медведя за выдающиеся художественные достижения на Берлинском МКФ, но оставила массу вопросов, прослыв наивной и недоработанной, несмотря на качественную главную роль и злободневность поднимаемых вопросов.

21 век Дэвид открыл «Пауком», о загадках мозга и психики, «паутине воспоминаний», и опасности возвращения в прошлое, с триумфальной ролью Рэйфа Файнса, и очень теплой реакцией критиков. В широкий прокат, в большинстве стран, лента не пошла.

2005 – «Оправданная жестокость»/«История насилия», по комиксу Джона Вагнера, об обычном владельце закусочной в небольшом американском городишке, однажды прикончившем пару бандитов, вломившихся к нему в заведение. Вскоре выясняется, что примерный семьянин и отец двоих детей, далеко не тот, за кого себя выдает. Эта история о темных уголках человеческой души, многогранности нашей личности, талантливо сыгранная Вигго Мортенсеном, по мнению многих критиков, была достойна самого высокого места в списках лучших фильмов десятилетия.

2007 – «Порок на экспорт»/«Восточные обещания» с тем же Мортенсеном (номинация на «Оскар») о русской мафии в Лондоне. Российские нравы в картине абсолютно каламбуро-лубочные (а где дедушка? Пьет с белым медведем водку! Хотя, по слухам, на тест-просмотре для наших авторитетов (?!), «Порок» сорвал аплодисменты), но как гангстерский триллер, фильм вполне достоин внимания. Ну и любимое Кроненберговское насилие, куда ж без него.

2011 – «Опасный метод», об асах психоанализа, неких Зигмунде Фрейде (в исполнении опять же Мортенсена (вам не кажется, что у Дэвида появился любимый актер?), Карле Юнге (Фассбендер), и их общей пациентке Сабине Шпильрейн (в спорном исполнении Найтли). Мнения зрителей откровенно разделились. Часть восхищалась светлой атмосферой «прекрасной эпохи», нестандартностью экранного мышления, качественными диалогами и адекватными актерскими работами. Другие иронизировали по поводу неадекватной Найтли, отсутствии психоанализа в картине об его отцах и радовались небольшому хронометражу ленты. Пожалуй, стоит посмотреть и составить собственное мнение?

Крайней на сегодня работой режиссера стал «Космополис» (2012). День из жизни биржевого спекулянта Эрика Пэкера, показал растущую абстрактность современного мира (по словам самого Дэвида) и подчеркнул крах финансового капитализма. Скажем прямо, восторгов своеобразный моноспектакль «сумеречного» Паттинсона, не вызвал. Правда, выход был найден. «Космополис»  обозвали кином не для всех, и успокоились. Вот и ладно. Тем более в работе уже новая лента о Голливуде «Звездная карта».

В 1999 Кроненберг поработал главой жюри Каннского кинофестиваля. Без наград остались Гринуэй, Джармуш, Китано, Линч. Золотая пальмовая ветвь ушла «Розетте» братьев Дарденн. В этом весь Дэвид. Для него нет авторитетов, он любит наступать на мозоли почтенной публике, и рассуждать о вещах, в приличном обществе являющихся табу. И он может себе это позволить. Ведь он сам давно уже величина в мире кино. Величина, с которой вынуждены считаться.

Запись опубликована в рубрике ЛЮДИ КИНО с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.