Иные песни, Дукай Я.

P2759_textЯцек Дукай «Иные песни». —  М.: АСТ, 2014 г. (Серия: Сны разума).

Пакс Эллина, или Форма, правящая миром

Иероним Бербелек, некогда «величайший стратегос наших времен», человек, плюнувший в лицо Чернокнижнику, после того случая сильно изменился. Даже лучшему из лучших нереально остаться прежним, надолго попав под антос сильнейшего кратистоса земли.

Сейчас Иероним судорожно восстанавливал Форму, занимаясь переговорами для Купеческого Дома по торговле мехами.

Рутина.

Разговор с министром торговли Княжества Неургии, тоже не обещал ничего необычного. Если бы не Шулима Амитасе, племянница того самого министра.

Бербелек наводит справки о заинтересовавшей его женщине, и то, что он узнает, становится для него настоящим шоком.

Вполне возможно, что Шулима — одна из крыс Чернокнижника. Кратистоса, практически уничтожившего Бербелека.

Если это правда, Иерониму придется оборвать ее жизнь собственной рукой.

Но как выяснить достоверно? Лишь вызвав на откровенность.

Чтобы улучить подходящий момент, Иероним, вместе с детьми-подростками, присланными бывшей женой на его попечение, отправляется по приглашению Амитасе в Александрию.

Здесь его ждет поездка на джурджу в дебри Африки.

На границу ужасного Изменения.

На охоту, таящую огромное количество опасностей, от банальных бандитов и враждебных дикарей, до какоморфов, вдали от цивилизации способных принимать абсолютно чудовищные Формы.

Охоту, изменившую не только жизнь этлоса Бербелека.

Но и судьбы всего человечества.

 

Польский писатель Яцек Дукай хорошо известен у себя на родине, как автор, поражающий шикарным воображением, и отличным идейным наполнением своих вещей. У нас переводилось буквально пара-тройка его рассказов и одна повесть.

До недавнего времени.

«Иные песни» – проект, вызвавший массу восторгов интеллектуальной публики, и ставший в 2004-м польским романом года. До русскоязычного читателя книга добралась лишь через 10 лет.

Роман действительно сильный, и удивительно качественный, вобравший лучшее из работ древнегреческих философов и полный беззастенчивого смешения жанров. Причем не только фантастических. Сколько времени потратил автор на проработку своей альтернативной Земли, я даже боюсь представить.

Но стоит учесть, что «Иные песни» – роман необычный и для восприятия не самый легкий.

В первую очередь потому, что реальность Дукая основательно отличается от привычной нам.

Здесь человек не остается на долгие годы рабом своего тела. Дух, мысль, воля властвует над бренным сосудом, а не наоборот.

Причем речь идет не только о психологических, но и вполне физических изменениях организма. Тот же Иероним, находясь в морфе стратегоса, изрядно выше ростом себя же купца.

Этот мир развивается по другим законам. Биологическим, физическим, химическим. Человек, оказавшийся вне морфы определенного кратистоса, и не обладающий стальной волей, может и вовсе утратить людскую форму.

Зато сильный вполне способен продлевать свою жизнь, и долго оставаться в здравии, ведь: «тело, это всего лишь одежда для разума».

Текнитесы сомы в состоянии исправить или улучшить практически любой физический недостаток. А люди с сильной морфой и вовсе не болеют серьезными, смертельно опасными хворями.

Отлично себя чувствуют и те, кто призван не исцелять, а вовсе наоборот. Здешние профессиональные воины – аресы – в силах перед атакой изменять структуру материи, после чего малейшее их прикосновение становится смертельным.

 

Кратистос же в состоянии влиять не только на живых существ, но и на мир. Изменить береговой рельеф, проложить канал, или ледовый мост. Причем без помощи архипелага ГУЛАГ. Сам. Своей волей.

Однако изменения возможны не только благодаря людским действиям. Идут они и от природы.

Тому примером какоморфы, существа, которых не увидишь ни в одном кошмаре (интересно, а не намек ли это на то, что миру не нравится насилие самозваных творцов?).

 

А как вам такое разделение власти: цари номинально правят державами, но постоянно чувствуют над ухом дыхание кратистососов. Которые «держат» территории (и население), зачастую включающие несколько государств. Мир выходит забавно мифологическим, с вторичной политической властью.

 

Далее, будьте готовы к обилию греческих терминов, часть из которых, слава Деусу, воспринимается интуитивно, а вот к оставшимся приноравливаешься страниц 200.

Вдобавок, и стиль написания людям, привыкшим к простеньким приключенческим боевикам, покажется довольно тяжелым.

Реальность «Песней» не очень дружелюбна к читателю. Дукай не разжевывает нюансы своего мира, предоставляя читателю выплывать самому. И тому надо быть осторожным, чтобы не захлебнутся в полноводье романа.

 

Но тут, словно сжалившись над утопающим, разбалованным легким чтивом, Яцек бросает нам крепкий спасательный круг.

Круг, сразу возвращающий нас на твердую землю.

Психология отношений. Ведь люди и в этом мире, остаются людьми.

Причем людьми, все действия и побудительные мотивы которых самой морфой мира утрированы и выпячены наружу на всеобщее обозрение.

Ни к чему подковерные игры и подсиживание соперника (конечно же, я не говорю о политике). Встань лицом к лицу, и через пару минут вы все между собой решите. Причем, не прибегая к физическим мерам воздействия.

И сразу видно, чем аристократ отличается от доулоса, а крупный хищник от мелкого.

Зеркало. Шикарное зеркало для неискушенного читателя. Посмотри, как ты ведешь себя с другими. Посмотри на себя, лишенного всяких стыдливых покровов. Посмотри, как топчешь и сминаешь ты ближнего своего, не считая его за человека, а лишь за препятствие. Как давишь и давишь, не успокаиваясь, пока не сломаешь, не докажешь свое превосходство. Хотя бы в малом.

Ах, какие шикарные нас ждут психологические этюды! Ведь большинство героев далеко не глупы, и прекрасно отдают себе отчет в своих действиях.

Также интересно весьма своеобразное отношение к религии. Конечно, здесь есть и христианство (точнее кристианство) и мусульманство, но они где-то на периферии, и большой роли не играют.

Логично, к чему вера в потусторонние силы, если в наличие вполне физические кратистосы, подходящие на роли эдаких верховных существ, меняющих реальность одним своим присутствием. А также «ангелы» послабше (демиурги и текнитесы).

Кстати, любопытно, где именно произошла точка бифуркации, разделившая наши миры. То что летоисчисление ведется от Падения Рима, а первым кратистосом стал Александр Македонский нам известно. И, по-видимому, именно он, избегнув ранней смерти, изменил историю, но хотелось бы побольше узнать о тех «временах былинных».

 

Потрясающий воображение мир, аналогов которому сложно и припомнить. Изящные размышления о человеческой природе и природе отношений. Адекватные герои, съедобный язык и сюжет.

Но при всех бесспорных достоинствах «Песней», роман вряд ли станет моей настольной книгой. Наверно я слишком привязан к нашей реальности, чтобы получать удовольствие от нее же, но измененной таким хитрым образом.

Эрго. Очень мощное и досконально проработанное произведение, перед автором которого хочется снять шапку-ушанку. А вот перечитывать не тянет.

P. S. Как все-таки в Польше не любят Россию. Темный Властелин из Москвы —  это «пять».

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.