Застава, Лукьяненко С.

zastavaСергей Лукьяненко «Застава». — М.: АСТ, 2013 (Цикл: Пограничье)

Наследники Карацупы на страже центра Вселенной или Темные двери в чумную эпоху. 

Пограничный дозор

Наша вселенная состоит из множества миров. Словно лепестки цветка, устремляются они в разные стороны мироздания. Но как лепестки сливаются в сердцевину, так и миры соединяются в центре. Точнее Центруме.

Любое разумное существо потенциально способно открыть портал в Центрум (а примерно сто человек на миллион в состоянии этот потенциал использовать на практике). Веками тысячи людей попадали сюда из своих домов. Многие оставались, становясь пограничниками, вливаясь в местную экономику, обеспечивая государствам новую кровь, а вместе с ней и процветание.

Так продолжалось, пока на земли центрального мира не пришла Высокомолекулярная чума или Праздник мертвых.

Она перевернула ход истории, остановив развитие Центрума на долгие десятилетия.

Ведь теперь о таких вещах как нефть, пластик, пластмассы можно было позабыть. Все местные запасы разложились, а доставляемое извне разрушалось за считанные часы.

За окнами Центрума расцветал 20 век (если воспользоваться земными аналогиями). Вся планета была обвита сетью железных дорог, в небе проплывали первые аппараты тяжелее воздуха.

Случился кризис, какой трудно себе представить.

Буквально за пару суток Центрум оказался отброшен на несколько веков назад. Привычный мир рухнул, расстояния мгновенно увеличились в сотни раз, а к такому никто готов не был. Каждый выживал, как мог. И если бы не роль «перекрестка миров», не факт что цивилизация здесь вообще сохранилась.

Было сложно. Очень. Погибли сотни тысяч. Но все же местные жители сумели справиться с ударом. Воцарилась эра пара и газа.

Ситуация стабилизировалась, восстановились старые связи, и были налажены новые. А межмировыми контрабандистами, полюбившими таскать в Центрум недозволенные товары, или просто уклоняться от налогов, занялись погранцы из Корпуса Пограничной стражи (на 90 процентов, кстати, состоящего из жителей других миров).

Никто так и не понял, откуда появилась Пластиковая чума. Но все популярнее становилась теория, что катастрофа не случилась сама по себе. Что были те, кто и организовал локальный Армагеддон. Агенты из  мира, так устраняющего конкурентов. Из Очага.

Прошло чуть больше века. В один прекрасный день все семь пограничников 16-й заставы Корпуса Пограничной стражи Клондала (где, так уже повелось, несли службу исключительно россияне с Земли), получают информацию об интересе к их скромным персонам Главного всепланетного пограничного штаба. Их предписано арестовать и, «всеми доступными способами лишив возможности перемещения из мира в мир», доставить в штаб.

Никто из них не чувствует за собой вины, но, как становится понятно, опасность им грозит нешуточная. Вскоре выясняется, что не только им.

Сергей Васильевич Лукьяненко известен любителям фантастики с начала 90-х годов. В то время на свет появились «Рыцари Сорока Островов» (называемых многими своеобразным оммажем- пикировкой с Крапивиным) и «Лорд с планеты Земля». Уже в этих книгах был виден недюжинный потенциал молодого (родился 11 апреля 1968) автора.

Затем вышли «Линия грёз» (взявшая за основу мир жутко популярной в то время стратегии «Мастер Ориона»), «Лабиринт отражений» и «Ночной дозор» (кардинально отличающийся от лубочно-аляповатой экранизации). Определившие Сергея в число лучших фантастов страны.

Все последующие годы Лукьяненко, переживая взлеты и падения, все равно удерживал поднятую в молодости планку. Далеко не каждая его вещь становилась шедевром, но он никогда не позволял себе опускаться ниже определенного (весьма высокого) уровня.

Для меня Сергей до сих пор входит в пятерку лучших отечественных фантастов, и новый его роман ожидался с огромным нетерпением. Несмотря на то, что определенный кризис в творчестве Лукьяненко был заметен невооруженным глазом, а бесконечные Дозоры, казалось, полностью поглотили его внимание. Да, я помню о «Черновике», и первом Триксе, спасибо.

И вот, наконец, мэтр предоставил нашему вниманию свой новый роман. Причем не простой, а первый в межавторском цикле «Пограничье». В следующих книгах которого обещают принять участие такие неординарные авторы, как Александр Громов, Владимир Васильев, Михаил Тырин.

Итак, Пограничье.

После Пластиковой чумы на планете образовалось некоторое количество самостоятельных государств разного экономического уровня развития.

Но воспоминание о единой империи ни на минуту не покидает умов власть предержащих. И вот уже несут контрабандисты с Земли чертежи атомной бомбы, без единой пластиковой детали.

Знакомо, не находите?

Я думаю, внутренним теркам в Центруме еще будет уделено изрядное внимание. И не забываем о потомственных железнодорожниках, держащих руку на горле большинства местных держав. А также пограничном корпусе, играющем в свои собственные игры и использовании элементов паропанка, добавляющего миру некую архаично-тревожную изюминку.

В чем Лукьяненко никогда нельзя было отказать – так это в фантазии. На его счету немало оригинальных (или показанных с другой точки) миров, существ и даже концепций.

Мир Центрума сложно назвать прорывом и откровением (путешествия между мирами в творчестве Сергея появились не впервые), но своих интересных фишек у него вдоволь:

Мартыши, говорящие, гуманоидные существа, не дружащие с глаголами.

Система межмировых порталов, открывающихся только в центральный мир.

Высокомолекулярная чума, уничтожающая пластик.

Пограничный корпус, комплектующийся из иномирцев.

Железнодорожники и погранцы, сумевшие поставить себя фактически отдельными государствами в государстве.

Согласитесь, даже вышеназванного достаточно, чтобы не назвать «Заставу» проходной книжонкой.

А ведь в наличии еще и вполне достойная детективная линия, приличное нагнетание атмосферы (не побоюсь этого слова «саспенса»), и толково прописанные характеры.

Основной герой, Иван Переславский, через восприятие которого нам подается история, типичный представитель современной творческой интеллигенции. Ударник, музыкант, барабанщик, не ставший звездой сцены, не нашедший себя в своем мире. Посему с удовольствием погружающийся в эскапизм, возвращаясь в Москву исключительно для кормления рыбок.

Среди его сослуживцев представлены практически все слои российского общества. Бизнесмен – Скрипач. Бывший токарь – Старик. Сотрудник ФСБ на пенсии — Ведьма. Программист — Иван. Потерянная молодежь с тяжелым прошлым – Калька. Подросток в начале пубертатного периода — Дед.

И никто из них не чувствует себя полностью дома на родной вроде бы Земле.

Это еще одна особенность книг Лукьяненко. За фантастическими предпосылками, приключениями, погонями и схватками, он никогда не забывает рассмотреть в своих романах некоторое количество общечеловеческих мыслей, идей и моральных дилемм. Чем всегда выгодно отличается от основной массы фантастики, за «пиф-паф» или обсасыванием интересной находки-фантдопущения, забывающей практически обо всем.

Эрго. Вполне читабельная история с парой-тройкой неплохих оригинальных задумок, под свист пара и перестук колес раздумывающая о прогрессе, долге, самореализации, родине и эскапизме.

Обзор одного из продолжений здесь http://perekat.kiev.ua/ренегаты-волков-c/

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Застава, Лукьяненко С.

  1. Vicont говорит:

    Спасибо автору статьи. Спасибо Сергею Васильевичу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.