Ведьмин зов, Дяченко М. и С.

Марина и Сергей Дяченко «Ведьмин зов». — М.: Эксмо, 2020 г. Серия: Фантастические миры Марины и Сергея Дяченко. Вторая часть цикла «Ведьмин век».

Многообразие Любви, или Новая конструкция из знакомых элементов 

Прошло 30 лет со времен несостоявшегося Ведьминого века. Клавдий с Ивгой давно женаты и вырастили сына Мартина, который пошел по отцовским стопам, став инквизитором-куратором округа Одница. 

Ведьм потихоньку интегрируют в общество, инквизиция занимается в основном не борьбой с ними, а помощью неинициированным «сударыням».

Вот только полностью ли устранена возможность пришествия Ведьмы-Матери? Или людской мир все еще находится под угрозой?

 

«Ведьмин век» (обзор тут http://perekat.kiev.ua/ведьмин-век-дяченко-книги-фентези/ ) супругов Дяченко («Луч» (http://perekat.kiev.ua/луч-дяченко-м-и-с/ ) написанный в 1997 году, выдержал без малого 10 переизданий, не считая украинского варианта, трех изданий на зарубежных языках и пары аудиокниг. Сами авторы с тех пор попробовали себя в сценарной работе, перебрались из Киева сперва в Москву, затем в Штаты, и вот, по прошествии 22 лет вернулись к «сударыням своим ведьмам».

Мир «Века», как выясняется, тоже не стоял на месте. И наблюдать за переменами в мире романа — одно удовольствие.

Усилиями некоего Клавдия Старжа отношение к ведьмам за эти годы изрядно изменилось. У ведьм появились права, их принимают в университеты, где имеется обязательная квота. Введена цензура на показ злодеяний ведьм в кино, ведь это нарушает права их неинициированных товарок. В киноиндустрии и вовсе «ведьма на ведьме сидит и ведьмой погоняет» (забавная аллюзия на представителей богоизбранного народа, заполонивших Голливуд?). Активно идет поиск другого слова, которым можно было бы именовать неинициированных ведьм, пока, правда, безуспешно. Инквизиция стала не карательным органом, а скорее Конторой по социальной поддержке ведьм, сотрудники которой борются с дискриминацией подопечных. Тут организована горячая линия, а во время приема ведьму и инквизитора разделяет стекло с защитными знаками, установленное для удобства посетительницы (все помнят, что в присутствии инквизиторов «сударыням» не по себе?). Даже в Совете кураторов Инквизиции заседают целых две женщины (!), дикая и невозможная ситуация для мира, описанного в «Веке».

Естественно все «плюшки» относятся исключительно к неинициированным «сударыням». Ведь, как мы помним, действующие ведьмы чертовски меняются, причем не в лучшую сторону, утрачивая людские мотивы и привязанности. Что не позволяет им интегрироваться в самое продвинутое и мягкое общество.

Перед нами политкорректный, толерантный мир, стремящийся отыскать наиболее щадящие варианты взаимодействия с одной из частей социума (и все это благодаря одному человеку!).

Общество вроде как изменилось (по крайней мере, официально), а вот люди застряли на полдороги.  И бушуют на улицах митинги студентов, протестующих против ущемления их прав. Ведь ведьмам, учащимся по квотам, позволяется гораздо больше, чем обычным людям. И поднимает голову Новая Инквизиция — организация, объединившая пострадавших от ведьм, людей полных желания отомстить всему ведьмовскому роду. Людские инерция с привычкой штука страшная.

Дяченко чертовски точно ловят и передают тенденции современного общества (правда, в основном западного, так и авторы живут нынче отнюдь не в деревне Гадюкино), с его двойной моралью, лицемерием, попыткам делать хорошую мину при плохой игре, перегибами на местах. Не забывая показать и хорошие стороны такого социума.

Поразмышляют авторы над тем, как могло появиться нечто, столь отличное от породивших их гомо сапиенсов. И почему, собственно, ведьмы после инициации становятся чистым злом, теряющим всякое подобие человечности.

Не забудут уделить время вопросам контакта людей с иным, и тому, какое воздействие оказывают эти контакты на человеков. И, конечно же, моральности работы инквизиторов. Работы, принуждающей принимать крайне спорные с этической точки зрения решения, постоянно балансируя на грани между званием спасителей и садистов.

Поговорят с читателем о вечной как мир проблеме отцов и детей. Отцов, пытающихся всегда приглядывать за своими чадами (когда уместно, а когда и нет). Детях – сперва очаровывающихся, а позднее разочаровывающихся в «предках», совершающих глупости, влияющие на всю их жизнь.

Персонажи, как всегда у Сергея с Мариной, хороши. Причем как старые, так и новые.

Из старых знакомых с нами Клав и Ивга.

Клавдий, вот уже 35 лет удерживающий за собой должность Верховного инквизитора. Переживший двух герцогов. Внедривший в жизнь новые подходы к ведьмам. Идущий на все, чтобы защитить жену. Балансирующий на грани высших проявлений заботы и жесточайшего контроля любимой. Чувствующий малейшие смены настроения супруги. Живущий в страхе нового пришествия Матки.

Ивга – мучимая кошмарами, вещими снами и воспоминаниями о несбывшемся. Плотно занявшаяся историей и лингвистикой. Подспудно тоскующая об инициации. Пытающаяся разобраться в природе своего племени.

Подарят нам авторы некоторое количество флеш-беков, вкратце рассказав, как прошли для главных героев эти три десятилетия, пробежавшись по ключевым для супругов Старж событиям.

И, конечно, предъявят парочку представителей нового, молодого поколения.

В первую очередь – Мартина. Находящегося в сложных отношениях с родителями. Юного идеалиста, подавшегося в Инквизицию, чтобы не допустить новых инициаций. Столкнувшегося со сложностями своей работы. Добившегося в ней нехилых высот и неплохих результатов. Едва не сломавшегося под грузом слишком лично воспринятой смерти. Встретившего свою большую любовь.  

Ведьму Эгле Север – дизайнера, художницу, специалистку по историческому костюму, трудящуюся в той самой киноиндустрии. Творческую личность, способную вспылить и наговорить в лицо толпе массу нелицеприятных вещей. Спасенную Мартином, позднее буквально вернувшую его к жизни.

Ах, какой между ними разгорелся роман! Все в современных канонах, с внезапной влюбленностью, бурными ночами, ожидаемыми всю неделю совместными выходными. Даже завидно. Никаких тебе платонических отношений, долгих предварительных разговоров, сомнений и терзаний. Не то время. Чай 21-й (или какой у них там) век на дворе.

Есть интересные второстепенные персонажи.

Та же Майя — несчастная девочка, плотно познакомившаяся с реакциями обычных подростков, плевать хотевших на толерантность, подзуживаемых гормонами, не терпящих иных.

Или ее папаня — алкаш-чугайстер (а ведь у парней и правда работа не сахар).

С одной стороны Дяченко не обошлись без элементов самоповтора, переосмысления пройденного. Впрочем сейчас это скорее не «баг» а «фича», доказано «Звездными войнами» и прочими «Терминаторами».

С другой стороны, сюжетообразующие элементы, такие как навка, любовь между инквизитором и ведьмой, пророчество о пришествии Матки, попытки не дать ему воплотиться в реальность, реализованы иначе, собираясь в оригинальный пазл (вот как имело смысл поступить постановщикам новых ЗВ, а не дублировать классику с молодыми героями).  Как я уже сказал – время другое, и люди другие, ведь дети почти всегда серьезно отличаются от своих родителей.

Естественно вторая часть «Века», посвященного Любви, не обойдется без этого прекрасного чувства. Причем, опять же, нам покажут его новые грани. Не только между молодыми мужчиной и женщиной, хотя именно любовь Мартина и Эгле не даст этому миру провалиться в тартарары. В «Зове» сыграет свою роль и чувства постаревших Клава с Ивгой, и любовь родителей к детям. То, без чего невозможно представить людскую цивилизацию. Соединившись, эти грани великой силы способны на все. Не только спасти человечество, но и дать ему невообразимый ранее шанс. 

Эрго. Отличное продолжение великолепного романа о Любви, позволившее нам вновь увидеться со старыми героями и познакомившее нас с новым, достойным своих предков, поколением. Еще раз тонко намекнувшее читателю на то, что без Любви (во всех ее проявлениях) не обойтись никакому из миров. 

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.