Бёрдмэн (Birdman), 2014 — рецензия (обзор)

kinopoisk.ruТеатральный роман на Бродвее, или Режиссер-птица в борьбе с кровавым экшеном

У стареющего и позабытого актера Риггана Томпсона (Китон) было в жизни славное время. Тогда его знала вся Америка. Еще бы, ведь Бёрдмэна, первого из супергероев, играл именно Ригган.

Но то время давно прошло.

Томпсон отказался играть в 4-й части франшизы о человеке-птице, постепенно промотал накопленные деньги, и на старости лет решил, наконец, сделать что-то стоящее.

А точнее покорить театральный Бродвей пьесой своего детского кумира.

Дело нелегкое. Мало того, что пьеса чересчур заумна для основной массы зрителей. Недостаточно обычных театральных проблем, типа беременности одной из актрис от Риггана. Постоянных депрессий и неуверенности другой. Наглости и снобизма Майкла (Нортон), известного, но перегоревшего лицедея, по-прежнему способного привлечь на постановку массу зрителей. Дочери, недавно прошедшей курс реабилитации от наркозависимости. Или кружащего вокруг и невзлюбившего Томпсона театрального критика, мнение которой на 90 процентов сформирует успех новой пьесы.

Вдобавок Бёрдмэн, старый персонаж, уютно расположившийся внутри головы Риггана (а иногда и снаружи), убеждает Томпсона в бесплодности его затеи, нашептывая о тупости и ограниченности зрителя, жаждущего лишь крови и экшена.

Ну, разве может в таких условиях получиться что-то приличное? Или все-таки может?

 

Закулисы театральной (и киношной) жизни всегда были для зрителя чем-то манящим, загадочным и желанным. Как же! Место, где творится искусство.

Соответственно ленте, рассказывающей о подготовке бродвейской пьесы, гарантировано самое пристальное внимание широких народных масс.

Стоит ли Birdman этого внимания?

Скорее да, чем нет. Но есть изрядный нюанс, о котором мы поговорим в конце.

Сперва о приятном.

Актерские отношения внутри труппы показаны легко, насмешливо, и не несут в себе никакой выдающейся чернухи. Так, средние по накалу интрижки, средние мерзопакости,  средние страсти.

Да и актеры по большому счету средненькие. Каких тысячи.

Даже Майкл, вроде не умеющий работать на сцене плохо, находится на серьезном творческом спаде. Что говорить о вечно сомневающихся в своих способностях барышнях. Или Риггане, чей актерский пик – мужик с клювом и крыльями.

И вот на головы этих классических средних представителей своей профессии, добрый режиссер обрушивает целую Ниагару проблем. Тут вам и смена актера за пару дней до премьеры. И беременность актрисы от режиссера. И лесбийские игры. И детишка-наркоманка. И злобный критик. И худшие грани лицедейского ремесла. И борьба со своим альтер-эго.

Даже карликов не забыли.

Иногда создается впечатление, что Иньярриту смешал в Бёрдмэне все клише, когда-либо упоминаемые в связи с театральной средой.

Шоб уси боялысь, шоб не насмихалысь.

Что забавно, смотрится этот непрекращающийся дурдом вполне съедобно, живенько и вовсе не скучно.

Китон в кадре чертовски органичен, такое впечатление, что он и вовсе играет «себя в предложенных обстоятельствах». Хотя Майкл утверждал, что Ригган наиболее непохож на него самого, чем любой когда-либо сыгранный ним персонаж. Если так, тогда Китону респект и уважуха.

Нортон также не подвел. Экий снобяра. Хотя не оставляет ощущение, что Эдвард внутри постоянно прикалывается.

Что резануло глаз, так это персонажи в пьесе Риггана, сыгранные нарочито и гипертрофировано. Да и то, что содержание пьесы нам приходится восстанавливать по событиям самого фильма.

Дело в том, что Иньярриту решил поиграть в своеобразную матрешку, тесно перемешав то, что происходит на сцене и за кулисами. И во многом события пьесы повторяют реальность, и наоборот реальность переходит в пьесу.

Ход интересный, вот только большинство сюжетных линий самого спектакля так и остаются для зрителя загадкой. А жаль. Узнать, что же так зацепило Томпсона, что он решил поставить именно эту книгу, было бы неплохо.

 

Идейное наполнение фильма попервой тоже представляется вполне адекватным. Тут вам и восприятие лицедеями реальности, и бегство от одиночества, и работа над ошибками, и борьба с потаканием примитивно-тупым требованиям зрителя, и желание человека сделать к концу жизни хоть что-то стоящее.

Все вроде неплохо.

Если бы не финал.

Который можно воспринять абсолютно по-разному.

Как я, просто и незамысловато:

Молодец, Томпсон, смог вернуться в игру. На грани фола воплотить сокровенную мечту.

Или как Катерина, профессиональным взглядом сразу выделившая видео-вопль Иньярриту об ужасном состоянии киношного/театрального мира.

Актеры пустые. Пьесы пустые. Зрители пустые. Даже говорящие правильные слова критики, как оказалось, пустые.

Все чего хотят герои – успех. Хоть тушкой, хоть чучелом. А единственный способ его достичь — дать зрителю то, чего он жаждет. Экшена и крови.

Долго рассказывали о борьбе с примитивными желаниями зрителя и его попкорновым отношением к искусству.

И вот здравствуйте. Приехали.

Занавес.

Эрго. Забавный проект о театральном закулисье, и борьбе высокого искусства с примитивно- животными стремлениями потребителя. На примере одного человека. Проект, финалом оставляющий огромный вопросительный знак над перспективой этой борьбы.

Режиссер: Алехандро Гонсалес Иньярриту

В ролях: Майкл Китон, Зак Галифианакис, Эдвард Нортон, Андреа Райзборо, Эми Райан, Эмма Стоун, Наоми Уоттс, Кенни Чин, Жамаль Гаррисон-Лоу, Джереми Шамос

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.