Роза и Червь, Ибатуллин Р.

roza_chervРоберт Ибатуллин «Роза и Червь». — М.: Селадо, 2016

Нулевой контакт, или По следам Галаксии

В сентябре 2295 года Земля погибла.

Что случилось?

Контакт, будь он неладен.

Аквилане, обитатели далекого мира в созвездии Орла, отчего-то не воспылали братской любовью к своим собратьям по разуму с прекрасной земли.

Земля погибла, однако человечество выжило. Ну, вы в курсе — куда до него тем тараканам. Отныне оно существует кое-где на поверхности Терры, оправляющейся после ужасной бомбардировки, и в колониях, разбросанных по Солнечной системе.

Луна, Марс, Венера – вот основные игроки на новой политической карте Солсистемы.

Какие игры, когда еле живы остались?

Да те самые, извечные. Кто тут главная жаба в нашем небольшом болоте.

Колонию на Венере населяют служащие Космофлота, те, кто контролируют Рой Светлячков – самое мощное оружие в системе, которое никогда не поворачивалось против людей. Оружие, положившее конец вторжению аквилан.

Остальные поселения пока ничем интересным не отметились, но очень хотели бы.

А как без войны доказать космофлотчикам, что их время прошло?

И все бы ничего. Не первое массовое смертоубийство в человеческой истории, и, к сожалению явно не последнее, если бы не одно «но».

Аквилане аж никак не отказались от своих планов. И, похоже, они не единственные инопланетяне, проявляющие интерес к Земле.

 

Звезда Роберта Ураловича Ибатуллина – ученого и преподавателя, историка, физика и писателя, взошла над фантастическим небосклоном неожиданно. Появившаяся в конце 2015 года «Роза и Червь» получила Интерпресскон за дебют, и АБС-премию 2016 года. Это при том, что до этого на счету Роберта, в основном творящего под псевдонимом Равиль Искандаров, находились в основном произведения малой формы (да и тех немного).

Хотя читателям Самиздата фамилия Ибатуллина знакома давно. Еще в 2013 автор выложил текст «Розы» в сеть, где с романом (точнее как выяснилось позднее его ранней редакцией) мог ознакомиться любой желающий.

 

Первое, что бросается в глаза при прочтении «Розы»: тем, чем большинство авторов заканчивают роман – победой над врагом, Ибатуллин его только начинает. Уже хорошо.

И, безусловно — полифония романа. Не очень частая ситуация, когда книга написана настолько стилистически разнообразно, и так свободно играется с формами подачи материала.

Постапокалипсис смешивается с космооперой; мемуары с изложением от третьего лица; триллер, политические игрища, шпионские главы, типа: «Бонд, Джеймс Бонд», со сказочными разделами подростка, впервые попавшего в большой мир; драматургия совещаний, проводящихся под режиссурой умелого постановщика, с научными изысканиями и открытиями; газетные репортажи с детскими учебниками; психологические этюды с берущим за живое боевиком.

Плюс языковые особенности. Официальная речь перемежается компьютерными отчетами, напряженные сцены экшена, наполненные короткими обрывистыми фразами — вальяжными беседами на приемах, доклады политиков и переговорщиков — общением военных и спецназовцев.

Причем все эти изыски обоснованны и оправданны. Ведь форма подачи текста напрямую зависит от восприятия реальности персонажами.

Главы Максвелла Янга серьезно отличаются от глав Зары, а разделы, посвященные Саиду от разделов Арлекина.

Причем эти особенности не лезут сразу в глаза, а проявляются постепенно, распускаясь подобно прекрасной розе (не черной). В результате получаем своеобразную почти всеобъемлющую хронику, рисующую картину будущего.

А уж какие периодически автору удаются словесные конструкции и целые абзацы, намертво приковывающие читательское внимание и буквально пробирающие до дрожи. Ух!

Если подытожить — за стилистику и лингвистическую работу Ибатуллину однозначный респект.

Как и за уместную наукообразность романа. Все в меру (не Уоттс, отнюдь, что радует, Питера нам и одного пока хватает), без чрезмерной концентрации на единицу текста, разбросанно по всей книге. В результате такой подход абсолютно оправдан – с чистым сердцем позволяет отнести «Розу» к фантастике с научным уклоном, и читателя сверх меры не грузит.

Картину будущего человечества, созданную Робертом, наоборот не назовешь чересчур оригинальной. Непременные импланты, через которые идет общение с непременной глобальной сетью. Непременные генетически измененные гомо сапиенс, предназначенные для жизни и работы в условиях невесомости и иной гравитации. Внеземные инкубаторы – целые антропофабрики по производству людей.

Разве что идею «аур» — виртуальной иллюзии, создаваемой компьютером, заменяющей космикам (жителям колоний) одежду и документы, можно назвать нестандартной. Да отчасти персональную рекламу, работающую на потребителя через импланты.

Да и к его прыжкам по локациям нужно привыкнуть (хотя слишком много времени на это не понадобится).

А вот основная стержневая идея книги (своеобзразный оммаж Азимову) хороша. История, сперва выглядящая как обычный рассказ о злых инопланетянах, со временем становиться не тем, чем виделась поначалу. С середины  романа появляется ощущение, что что-то не так, и вторжение аквилан — не совсем то, чем казалось в дебюте. Постепенно, по чуть-чуть автор приоткрывает завесу тайны, и картина начинает проявляться, как батискаф, всплывающий с глубины. Сперва неясная тень, затем более явные, но еще не до конца видимые контуры, бурление воды, уже почти виден аппарат, чуть искаженный преломлением лучей, и наконец, полное появление пред очами читателя.

А уж какой отличный щелчок по носу верных апологетов антропоцентризма!

И конечно, стоит отметить приколы и ироничные моменты «Розы».

Начиная от забав с языками будущего. Как то: Rent Lodak, означающий прокат водных судов на русском языке XXV века.

Или реалианской религии, опирающееся на принцип «Вся наша жизнь игра», в которой верховный гейммастер несет утешение прихожанам – геймерам и нубам.

И до общей концепции мусульманизации Руси, построенной на словах первого эмира: «умные и талантливые нам ни к чему», и проходящей под девизом, написанным на стенах домов: «Джихад форевер».

Не очень веселая ирония, зато чертовски актуальная в наше непростое время.

А вот куда отнести своеобразный пессимизм по поводу будущего гомо сапиенс, ставший уже хорошим тоном (или прости господи, трендом) среди фантастов, и говорящий, что люди всегда в любое время и в любой обстановке будут убивать за власть и влияние, я даже не знаю.

С одной стороны читателю легче воспринимать реалии – все до боли родное и знакомое, с другой очень уж не охота верить в то, что и в далеком будущем человечество ни капли не изменится, продолжив рвать друг другу глотки за кусочек пожирнее.

Эрго. Весьма интересный наукообразно-космический проект, сильный основной анти-антропоцентричной идеей и стилистическо-лингвистичными наработками. Что позволяет простить некий пессимизм, чересчур открытый финал и стандартизированное будущее человечества.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.