Алгебраист, Бэнкс И.

Иэн М. Бэнкс «Алгебраист». — М.: Эксмо, СПб.: Домино, 2011

Космическая математика, или Медленные властители Вселенной/ «Тише едешь – дальше будешь» — первый принцип эволюции

Фассин Таак, наблюдатель медленных при дворе наскеронских насельников, никак не ожидал, что несколько высоких чинов Меркатории направят к нему представительскую проекцию с весьма неожиданным предложением.

Понятно, что его работа весьма важна для всей Кульмины. Библиотеки насельников, существ живущих миллиарды лет, хранят в себе массу информации.

Но интерес со стороны самого комплектора? Одного из тех, кто управляет сотнями тысяч звезд и миллионами планет?

К такому Фассин готов не был.

Как и к тому, что от его последующих действий будет зависеть судьба всей системы Юлюбиса.

А может быть и галактики целиком.

 

Жизнь шотландца Иэна Бэнкса в целом складывалась нескучно. Университет. Подработки садовником, санитаром, полевым сезонником, швартовщиком. Путешествие автостопом по Европе и Марокко. Визит в США.

В общем, на спокойного обывателя Иэн никак не тянул. Плюс увлечение научной фантастикой. Потихоньку стал писать сам. В стиле все того же сайнс фикшн.

Получилось неплохо.

До рокового 2013 года, когда писателя настиг рака желчного пузыря, на счету Иэн было почти 30 романов, почти треть из которых входит в цикл «Культура».

Однако наш сегодняшний герой, The Algebraist, появившийся на свет в 2004-м, полностью самостоятельное и законченное произведение.

Причем весьма любопытное.

У романа Бэнкса есть две глобальные «фишки», выделяющие его среди конкурентов, и несколько прелестей поскромнее.

Первая интересная черта книги – акцент на вотчине Кроноса- Времени. В галактике Иэна разумные существа подразделяются на медленные и быстрые виды. Быстрые, такие как человечество, чья история обычно исчисляется дай бог если какими-то несчастными десятками тысяч лет, «и жить торопятся, и чувствовать спешат», выбирая бег по дороге развития.

Медленные расы, существующие миллионы (а то и миллиарды) лет, наоборот приспосабливаются к неторопливости эволюции, в результате, утратив некую яркость и порывистость, приобретают взамен чертовски долгий срок жизни.

Плюс возможность менять временные темпы. Однозначно, с Хроносом медленные виды «на ты».

Многообразие разумных рас, и их серьезное отличие от привычных нам гомо сапиенс в фантастике дело не новое. Но такие интересные варианты, подразумевающие абсолютно иной подход к жизни, и дающие нам настолько серьезную пищу для размышлений, встречаются нечасто.

Отсюда выплывает вторая прелесть «Алгебраиста»: одна из медленных рас, те самые насельники, с которыми мы познакомимся достаточно близко.

Живут они исключительно на газовых гигантах, и описание их цивилизации одна из «вкуснейших» линий романа.

Дело даже не в их внешнем виде, хотя насельники напоминают пару больших колес, соединенных осью, и при этом абсолютно не чувствуют физической боли. И не в полном отсутствии у них постоянного правительства, военных сил и денег. И не в забавной системе баллов, единственной, кроме возраста, имеющей для насельников серьезное значение. Или их городах, «механизм из миллионов шестеренок парящие в густом газовом бульоне». А скорее в общем подходе к жизни.

Как вам практически случайное распределение властных постов? Или то, что почти все время насельники пребывают в «мужском» состоянии, становясь «женщинами» лишь на короткий срок вынашивания плода и родов. Или отношение к отпрыскам, считающимися низшими существами, тысячелетиями своего детства остающимися рабами, прислугой у взрослых, а то и попросту объектом для охоты (своеобразный естественный отбор).

А их формальные войны, напоминающие своеобразные гигантские дуэли, возникающие по эстетическим, или планетопланировочным поводам?

В общем, следить за этой крайне неординарной цивилизацией, постоянно открывая новые и новые ее особенности, вызывающие то оторопь, то смех, то неприятие, то интересные мысли — «просто праздник какой-то».

Но насельниками прелести The Algebraist не ограничиваются.

Есть еще:

 — «Правда» — универсальная «окончательная вера», сверхрелигия, включающая в себя все остальные, и основанная на концепции имитации реальности (здравствуй, «Матрица») и понимании того, что вся наша жизнь лишь эта самая имитация.

Причем для Меркатории (здешнее имперское державное объединение) «Правда» является государственной религией, и костылями, на которых держится вся система.

— Крайне негативное отношение к искусственному разуму, официально именуемому «искусственной мерзостью». После Войны машин были запрещены нанотехнологии, а ИР полностью поставлен вне закона. Существуют даже специальные службы, разыскивающие и уничтожающие остатки искусственного разума, и тех, кто скрывает умные машины.

— Значимый социальный аспект, выражающийся через конфликт запредельцев, местных варваров с отдаленных систем и властями Меркатории. Та, как и любая империя, не терпит не только внешнего, но и внутреннего сопротивления. Посему, кроме запредельцев «отгребает» и разнообразная хиппующая молодежь.

— Начальное обучение, «регрессорская» практика, бытующая в Кульмине. У слаборазвитого вида, не вышедшего в космос, изымается некоторое количество эмбрионов, из которых затем выводится зависимые существа, использующийся для службы властям Меркатории. Мало того, что выращенные таким образом особи при должной обработке по гроб жизни благодарны своим наставникам. Так еще и оставшиеся на родной планете, после того как выходят в космос, чувствуют себя отсталыми по сравнению с собратьями, уже приобщенными к галактической цивилизации. Что не лучшим образом сказывается на отношениях внутри вида.

Именно такая практика была применена к человечеству, нынче разделенному на п-землян  (продвинутых) и о-землян (остаточное человечество).

Плюс классический квест по поиску Жутко Необходимой Штуки (завершающийся, правда, отнюдь не классическим финалом). Изначально нагнетаемая интрига и угроза, нависающая над героями буквально с первых страниц. Омерзительный антагонист, вызывающий нутряное желание как можно скорее отправить его вниз на заслуженный отдых. Оригинальные расы инопланетян в больших количествах.

Вот только протагонист не произвел на меня впечатления, сравнимого по силе с общим ощущением от романа. Да Фассин хороший парень, чью личность нам вдобавок раскрывают через флешбеки из прошлого. Честный, в меру храбрый и сообразительный. Но как-то слабо затронул. Плывет себе по волнам происходящего, как бревно по морю. Скорее наблюдатель, чем активный герой.

Да и творением Симмонса местами сильно попахивает. Не сильно большая проблема, но малехо вистов Иэн на этом сходстве теряет.

Также к недостаткам «Алгебраиста» я бы отнес чрезмерную неторопливость развития сюжета, местами излишнюю велеречивость автора (а уж как он большие вставные предложения любит!), и deus ex machina, ярко развернувшихся в финале.

Как на меня, Бэнкс нашел далеко не лучший выход из ситуации.

Эрго. Сильный космический проект, интересный размышлениями о времени, цивилизацией насельников и неплохо проработанной вселенной. Сюда бы героя поярче, да «богов из машины» приструнить, было бы вообще хорошо.

В общем, до лучших работ жанра типа «Гипериона» или «Пламени над бездной»  The Algebraist не дотягивает, но уверенно держится сразу вслед за мэтрами.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.