На границе тучи ходят хмуро / Оружейник / Промышленник, Кулаков А.

Na_granice_tuchiАлексей Кулаков «На границе тучи ходят хмуро / Оружейник / Промышленник». (Серия «Александр Агренев»)

Имею честь Вас ограбить или Краткий экономический курс по созданию многомиллионных состояний в условиях загнивающего капитализма

«Сходил, значит, за хлебушком, то бишь на охоту». Так наверняка подумал некий безымянный молодой человек, очнувшись после удара молнии не в районной больнице родного 21 века, и даже не в прохладном подвале морга.

Он открыл глаза в 1886 году от Рождества Христова, в теле 18-летнего юноши. В качестве бонуса выяснилось, что его носитель не крестьянин, не мастеровой и даже не подающий надежды купеческий сын. А самый всамделишний, пусть и обедневший князь, вдобавок закончивший намедни Первое Павловское военное училище, получив по такому поводу чин корнета.

Благодаря бога за то, что соучеников, наверняка заметивших бы изменения,  он больше не увидит, молодой корнет Александр Яковлевич Агренев отбывает для несения службы на пограничную заставу в Царство Польское.

К счастью, вся память тела осталась в распоряжении новоиспеченного князя. Да и знания, принесенные из будущего, никуда не делись.

А как может человек, знающий грядущее, не попробовать его изменить? Да никак!

Жанр попаданческой литературы, несмотря на изрядный в нем переизбыток, не собирается сдавать позиции без боя. В пене девятого вала книг с перемещениями во времени, может разобраться только настоящий фанат темы. Я не назову себя особым знатоком этого подвида фантастики, но Кулакова мне посоветовали почитать люди, буквально съевшие собаку на попаданцах.

Существует несколько способов внедрения героя в мир. Можно сработать на его личных боевых эскападах. Можно на политическо-управленческих талантах. Чаще всего эти грани соединяются, создавая персонажа, от которого глаз не оторвать (вот только крут он становится настолько, что Сантьяга обиженно рыдает в углу). Кулаков, не забывая и об этих беспроигрышных ходах, сделал акцент на торговых качествах молодого князя.

Сперва, конечно, Александр обживается в новом мире, приобретая друга, а вместе с ним полезные скилы рукопашного боя и меткой стрельбы, а затем активно начинает зарабатывать деньги для воплощения своих наполеоновских планов.

Тут-то и намечается первая трещина в отношении к протагонисту. Где может заработать офицер-пограничник, через участок которого буквально ломятся контрабандисты из Двуединой Австро-Венгрии? Правильно!

Обнаружив, что премий выдаваемых за перехват «контрабасов», все равно не хватает, наш благородный князь принимается за банальное утаивание товара от родного государства.

Хорошенько поднявшись на мошенничестве, Агренев переходит к прямой уголовщине, занявшись рэкетом и ограблением банков (благо хоть не в России). В дальнейшем, даже заработав миллионы, князь не гнушается выставить какого-нибудь лоха-банкира на солидную сумму.

Казалось бы, чего там, все воруют, но ощущение все равно остается мерзенькое.

Потом, не совсем понятно, для чего автор выдал не боевому, в принципе, персонажу (лично в перестрелках герой участвовал лишь несколько раз в первой книге) такую пачку «терминаторских» умений. Мало того, что уже здесь Александра обучают рукопашке и стрельбе на высочайшем уровне, там он еще и открывает у себя способность к некоему «трансу». В этом самом трансе Агренев мало того, что становится «ну ваще суперстрелком», сразу видящим, куда попадет каждая пуля, так еще и его моральному давлению не может противостоять практически никто. Что забавно, уже в первых главах, сразу после переселения, окружающие испытывают на себе мощнейший магнетизм юного корнета. Эта особенность героя (до введения понятия «транса» оставалось еще добрых пара сотен страниц) вообще никак не объясняется, ни носитель, ни наш современник ничем таким сроду не отличались.

Плюс Агренев сохраняет огромные, практически энциклопедические знания из прошлой жизни. О чем говорить, если к середине второй книги на его счету уже больше двух сотен привилеев или патентов на разнообразные изобретения. Понятное дело, на самом деле он ни черта не изобретает, а всего лишь использует достижения 21 века.

Согласитесь, при таких ТТХ, сдобренных увлеченностью оружием еще в той жизни, особых проблем у князя Агренева не должно было. Да их и не возникло.

Происходящее описывается легко, достаточно ненапряжно, безоблачно и беззаботно (самой главной проблемой становится недостаток часов в сутках для важных дел). Местами очень напоминает компьютерную экономическую стратегию, эдакую смесь «Цезаря» и «Сим сити», изредка перемежаемую стрелялкой от первого лица и легкой эротикой. К сожалению, постоянные экономические достижения Агренева через некоторое время начинают приедаться, и хочется, чтобы Александр хоть в чем-то потерпел неудачу. Напоминает дядьку Сигала, у которого никогда не возникало серьезных проблем с врагами (в отличие от Жан-Клода). Что, как вы понимаете, не способствует сопереживанию за главного героя.

С недостатками закончили, теперь поговорим о достоинствах.

Видно сразу, автор (а соответственно и главный герой) любят и разбираются в огнестреле (а также его изготовлении плюс модернизации). До Круза, по степени оружейного фанатизма, Кулакову, конечно, далеко, но оно, наверно, и к лучшему. Такого буквоеда как Круз, нам пока достаточно одного.

Неплохо подобрана языковая стилизация, особенно в исполнении простого народа.

Интересно показан путь человека, позаботившегося о себе, а затем решившего подумать о державе и людях (эдакое фантастическое допущение, из разряда честных премьер-министров). Со временем Агренев начинает все больше заботиться о своих рабочих, а после задумываться и о судьбе империи в целом.

Книга по-хорошему патриотична, утверждая, что в России талантов пруд пруди, а при минимальной заботе государства, всяким Европо-Америкам только и останется, что нервно курить в сторонке.

Кстати, Российская империя у Кулакова альтернативная. Тут как минимум не случилось восстания декабристов, а социальные реформы пошли в силу при правлении Николая Первого. Еще одно милое отличие – дуэли между аристократией здесь официально разрешены, а кодекс поединков соблюдается наравне с законами государства. А в случае нарушения и секунданты ненароком пристрелить могут.

Из забавного. Князь у нас не дурак пожрать, но автор явно не хочет уподобляться Лукьяненко, описывая трапезы по несколько страниц, посему Агренев ест много и часто, но без подробностей.

Эрго. Неплохо сверстанная, пусть местами однообразная история попаданца c противоречивыми  моральными устоями, поданная через экономическую призму Российской империи конца 19 века.

P. S. Не рекомендую читать все три книги подряд. Надоедает. Логичнее сделать перерыв в середине истории.

P. S.2. Как вы догадываетесь, трилогией автор не ограничился. К концу третьей книги светлый князь разинул роток на такой кусок пирога, что может и подавиться. Задел на продолжение Кулаков оставил интригующий.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.