Дело Джен, или Эйра немилосердия, Ффорде Дж.

Джаспер Ффорде «Дело Джен, или Эйра немилосердия». — М.: Эксмо, СПб.: Домино, 2005. Серия: Зарубежная фантастика (Первый роман цикла «Четверг Нонетот»)

Литературно-лингвистическое хулиганство, или Тонкий красный барьер

Литтектив ТИПА-27 Четверг Нонетот, конечно, ценила свою работу, но никогда не была против повышения. Посему, когда к ней обратился старший полевой агент ТИПА-5 Тэмворт с предложением временной командировки в его отдел, для помощи в поиске и опознании загадочного Ахерона Аида, Четверг не раздумывала ни минуты.  Она, как оказалось, чуть ли не единственная во всей Англии, кто знает, как выглядит этот неуловимый и безжалостный злодей.

Скажем сразу, добром эта командировка не кончилась.

Вскоре после этого, разыскивая Аида, поймать которого уже стало ее личным, а не только профессиональным делом, Четверг переводится в отделение ТИПА-27 своего родного города – Суиндона. Похоже, именно с этим местом как-то связан злокозненный Ахерон. Почему Нонетот решила искать Аида именно в Суиндоне? Все просто. Именно об ее родном городке кричала себе она сама во время непонятной то ли галлюцинации, то ли реального визита Нонетот из другого времени.

 

Англичанин Джаспер Ффорде стал писателем далеко не сразу. Сперва он посвятил себя киношным спецэффектам, работая, например, над такой лентой как «Западня». Параллельно Джаспер занялся фантастикой, в 2001 году выпустив свой дебютный роман – как раз нашего сегодняшнего героя — «Дело Джен, или Эйра немилосердия». Книга была воспринята радушно, войдя в список «New York Times Bestseller List», и Джаспер продолжил. Сегодня на его счету семь романов в цикле о Четверг и еще несколько книг не связанных с приключениями Нонетот, в частности любопытная «Ранняя пташка» (но больше сейчас Ффорде увлекся подростковым циклом  «Последняя Охотница на драконов»).

Но сегодня мы поговорим не о Dragonslayer, а о первой любви автора — литтективе ТИПА-27 Четверг Нонетот.

История получилась достойной, интересной. Начну я, пожалуй, с литературных и прочих искусствоведческих аллюзий и отсылок, которыми буквально пронизан текст романа (привет Кэрроллу).

Множество фамилий, имен и названий в Thursday Next «говорящие» — причем говорящие, а точнее «кричащие» прямо в лоб. Не знаю, как они звучат в оригинале (наверняка отличий масса), но в переводе бьют не в бровь, а  в глаз, местами как на меня даже чересчур нарочито и грубовато. Часть из них употребляется в откровенно юмористических целях, типа мистера Тошонадо, мистера Враки, сэра Алканафта или мсье Вжеженат. Остальные с ходу раскрывают характер персонажа. Ахерон Аид. Мудакез. Кол Стокер. Кротки. Дэррмо. Скользом. Аналогиа. Безотказэн Прост. Тоскливер. ТИПА. ЖАБ-ньюс. Винтовка «Круть». Что забавно, невзирая на прямые как рельс аналогии, работу свою они выполняют исправно. Одно слово – и ты уже видишь огромный кусок характера персонажа. Плюс вкусное литературно-лингвистическое хулиганство, куда ж без него.

Далее. Англия Ффорде поведена на литературе в частности, и на искусстве в целом. В одном только Лондоне четыре тысячи Джонов Мильтонов, две тысячи Уильямов Блейков (нумеровать бедняг приходится) и так далее. Классическую английскую литературу, такое впечатление, тут знаю все поголовно, он нищих и ветеранов до местных Джеймсов Бондов. Споры об авторстве работ Шекспира превратились, похоже, в национальный спорт, существует даже целое общество бэконианцев, подобно нашим адвентистам и прочим «улюлюкам» бродящим по квартирам и доказывающим всем подряд, что жемчужины английской литературы принадлежат не Шекспиру, а Фрэнсису Бэкону. Постоянно происходят слеты и симпозиумы, посвященные разным авторам. На улицах установлены манекены, за пенни декламирующие отрывки из классической драматургии. И таких примеров десятки. В общем, «в Питере арестовали молодых людей, оскорбивших таксиста своим отношением к творчеству раннего Гумилева». Только в Англии Ффорде дело заходит еще дальше. Неканонические взгляды на знаменитые книги могут привлечь внимание спецслужб, а это всегда проблемы. А споры по поводу литературы и прочей живописи доходят до погромов, массовых драк и убийств. Как вам перестрелка между рафаэлитами и неосюрреалистами? Ничего удивительного – спор об искусстве. М-да, еще одно подтверждение, что ЛЮБОЙ фанатизм – зло. Даже если он направлен на безобидные, на первый взгляд вещи.

И это при широчайшей религиозной терпимости и толерантности. Когда в гостиничной прикроватной тумбочке мирно соседствуют библия, коран, учение Будды, томик молитв Всемирному стандартизированному божеству, и конечно книги Шекспира, куда ж без них! Похоже, все силы англичане выплескивают на искусство, на споры о вере их просто не остается.

Но мир «Четверга» интересен не только литературным безумием, постигшим холодных и чопорных жителей туманного Альбиона (насколько можно понять, не только их). В политике и прочей общественной жизни тоже немало неожиданного. К примеру, Британская империя давно распалась, а вот Российская наоборот нет. Уэльс – независимая Социалистическая Республика, где в свое время активно трудился над делом революции некто Ульянов. Уже 131 год длится крымская война между Англией и Россией, и конца края ей до сих пор не видно. Кстати, знаменитая атака легкой кавалерийской бригады под Балаклавой в этом мире трансформировалась в атаку Третьей легкой танковой бригады. Впрочем, с тем же результатом. А главное, в этом мире абсолютно спокойно уживаются нормальные явления и сверхъестественные. Ну не то чтобы сильно спокойно. Но в том, что паранормальное это реальность, тут не сомневается никто. Включая власть имущих, организовавших Сеть тективно-интрузивных правительственных агентств (ТИПА). Тех, кто работает с явлениями, которыми обычная полиция посчитала для себя чересчур странными или специфическими. Отделений у ТИПА не один десяток. Есть те, кто борется с терроризмом. Есть Нацбезопасность с мистическим уклоном. Хроностража, взаимодействующая с детищем Хроноса. Да-да, путешествия во времени это тоже не фантастика, а будни. По крайней мере, для сотрудников этого отдела. Для пары других отделов, будни — истребление вампиров и вервольфов и прочего сверхъестественного зла. И, конечно, литтективы. Если подытожить — «Хочешь служить в ТИПА – коси под чумного типа».

Весело? Когда как. Плюс Ффорде на примере своего ТИПА ненавязчиво поднимает тему спецслужб, стоящих над законом.  Ведь все отделы, чей номер меньше ТИПА-8 находятся в Большом Слепом Пятне. «Под Восьмым – над законом» — то есть для достижения цели — твори чего хочешь.

А уж что говорить о пресловутом «Голиафе» — организации, фактически негласно правящей Англией. Корпорация, восстановившая Англию после Второй войны, возродившая ее экономику, делает на родине Шекспира, чего левая нога пожелает. Прикрываясь самым минимальным флером законности. А это явный привет от Ффорде всемогущим корпорациям нашего времени. Точнее народам Земли, которым автор предлагает немного задуматься, над тем к чему приведет  такой разгул большого бизнеса.

Хватает тут и милых «забавинок», типа возрождения вымерших животных, к примеру, дронтов, ставших одними из популярнейших домашних питомцев. Или тасманийских волков, и даже стеллеровых коров. Допишем вдобавок к литературному, и генетическое хулиганство.

Происходящее описывается с юмором, когда удачным, когда слишком «английским». Ну как пройти мимо книжных червей-энциклопедистов, или фрукта-растения, выращенного инженером по имени Анна Баннон (догадайтесь о каком именно растении идет речь))). Но при этом автор не забывает и о трагических моментах жизни. Главная героиня мало того, что ветеран Крымской войны (это не редкость — в здешней Англии почти все побывали на фронте). Вдобавок она еще в самом начале романа теряет нескольких коллег, а читатель понимает, что, несмотря на обилие юмора – игра идет всерьез.

Детективная линия в книге, наоборот слабенькая. Как такового расследования немного, в основном герои реагируют на обстоятельства и пользуются вневременными намеками. Хотя, казалось бы, в данных обстоятельствах качественный детектив абсолютно не помешал.

А главной идеей книги, пожалуй, стало то, что «Барьер меж реальностью и вымыслом куда тоньше, чем кажется». Идея не новая, но чертовски притягательная. Побывать в любимом Средиземье, или идеалистичной Киевской Руси. Притягательная, но далеко небезопасная. Мало ли что. Причем попасть в книгу можно по-разному. Благодаря стечению обстоятельств, случайно, или так на роду написано? Кто знает. А также благодаря изобретению Майкрофта. Не подумайте – не Холмса. Что интересно, Ффорде предполагает, что персонажи книг вполне разумные люди, и прекрасно понимают, что происходит. Тоже логично, с чего бы это созданиям быть дурнее своих создателей.

Эрго. Насколько я прохладно отношусь к фантастике с юмористическим окрасом, «Дело Джен» произвело очень хорошее впечатление. Может благодаря трагическим моментам, о которых не забывал автор. Может благодаря любопытной альтернативке (хотя о точках бифуркации Джаспер по хорошей национальной традиции не сказал ни слова). Может благодаря литературным играм, отношению автора к фанатизму и хорошо поданной идее о тонком барьере. Как бы то ни было, из-под пера Ффорде вышла достойная вещь.

P. S. Всего в цикле про Четверг на русском вышло пять романов. Еще два не переведены. Судьба восьмой, неоконченной книги находится под большим вопросом.

P. S Плохо все же не знать английский. Даже по переводу названия видно несколько вольное обращение с оригиналом. Thursday Next – в лоб переводится как Следующий Четверг (хотя в послесловии дается объяснение таким переводческим вольностям). «Эйра немилосердия» опять же вольное добавление (понятна отсылка к роману братьев Вайнеров, широко известному по экранизации «Место встречи изменить нельзя», но непонятна привязка Жеглова с Шараповым к альтернативной Англии («Эра – Эйра»? ну извините, «ради красного словца не пожалеет и отца»). Оригинальное название звучит просто как The Eyre Affair – «Дело Эйр»)

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.