Т-34, 2018 — рецензия (обзор)

World of Tanks. Версия 41-44, или Прорыв к свободе

Ноябрь 1941 года. Бои под Москвой. Младший лейтенант-танкист Николай Ивушкин (Петров) прибыв в деревню Нефёдовка, точно знал, что скоро побывает в бою. Но не думал, что при таких обстоятельствах.

Одним Т-34 против целой немецкой танковой роты. Именно тогда Николай впервые пересекся с гауптманом вермахта Клаусом Ягером (Кифер).

Второй раз Николай встретился с Ягером в Тюрингском концлагере через три года. Клаус, уже штандартенфюрер СС, подбирал из пленных танковые экипажи, должные на трофейных «тридцатьчетверках» работать мишенями для его курсантов на «Пантерах».

Казалось бы, судьба Ивушкина предрешена. Ну как уцелеть в танке без снарядов под огнем жаждущих похвалы своего начальника курсантов?

Но что если так только казалось?

 

Истории о танкистах были популярны всегда. И в советское время, и после распада Союза. А уж после 2010, когда миллионы мужиков денно и нощно начали рубиться в World of Tanks, и подавно. Вспомним хотя бы «28 панфиловцев» (http://perekat.kiev.ua/28-панфиловцев-2016/ ) – тут рассказ не только о танках, но бронированные машины играют в ней немалую роль, «Танки» (http://perekat.kiev.ua/танки-2018-кошкин-т-34/ ), «Ярость» (http://perekat.kiev.ua/ярость-fury-2014-рецензия-обзор/ ).

«Т-34», как ни один из этих фильмов вдохновлялся Ворд оф танкс. И, будем честными, сцены, когда постановщики не скрываясь «играют в танчики», стали самыми захватывающими в ленте. К сожалению, это лишь 20 минут в начале, и 15 в конце, из хронометража в 2.10. Много это или мало? Сколько есть, тем более, что эти эпизоды откровенно хороши. Постановщики совмещают вид сверху, птичий взор – эдакую стратегическую карту. Взгляд с высоты человеческого роста. Вид из глаз. Происходящее внутри боевых машин – к примеру, сотрясение танка от попадания снаряда. Часто и вдохновенно используют слоу-мо (порой даже слишком часто), замедляя полеты снарядов, показывая прожигание брони, взрывы, последние мгновения персонажей. Имеются даже подрыв «Пантеры» осколочным снизу (!), попадания в смотровые щели, столкнувшиеся в полете снаряды. Регулярно используется тема с одновременными выстрелами, эдакая «обоюдка», чертовски редкая ситуация в реальности, насколько я понимаю. Столкновения танков в «Т-34» выглядят эдакими рыцарскими (и не очень) поединками. И если в дебютном сражении пехота все-таки приняла участие, то в финальном и вовсе обошлись без этой путающейся под ногами царицы полей. Все явно сделано для того, чтобы ничто не отвлекало зрителя от завораживающей картины столкновения стальных махин, показанного со всех возможных ракурсов. Ничего не напоминает?

«Т-34» частенько сравнивают с фильмом Жаворонок (1964), рассказывающего похожую историю. Причем, сценаристы той ленты опирались на легенду о бойцах, вырвавшихся из плена на танке, бытующую, правда, почему-то лишь в ГДР. 

Итак, что касается боевых сцен, а их как я уже сказал в фильме ровно две, не считая бегства, все путем.

А вот с остальным проблем хватает.

Не будем говорить об оставленных 6 снарядах, ну брезгливые у вас немцы, что поделать. И о двух танках, уничтоженных одним выстрелом (хоть раз такое в реальности встречалось?).

Интересно другое. Никак не могу понять, что творится на постсоветском пространстве с персонажами. Причем вопрос даже не столько к актерам, хотя нынешняя школа на порядки уступает актерской школе Союза. Вопрос к сценаристам, к режиссерам. Персонажи верстаются на коленке, логика в их действиях и не ночевала, диалоги носит от пафоса до помойного сленга.

«Т-34» не исключение. Такое впечатление, что большинство взаимодействий героев происходит где-то там, за кадром. А нам показывают нарезку – куски истории, испорченной бездарным монтажом. Наиболее показательна в этом отношении любовная история Николая и Анны. Мы не увидим ни одного разговора между персонажами, ровно до того момента пока она не приходит к нему со словами, которые могут стоить жизни всем участникам событий. Лишь взгляды. Не спорю, взгляды могут многое сказать, но полагаться лишь на взгляды? Как-то чересчур смело, не находите? Или все-таки общение было, но нам его не соизволили продемонстрировать хотя бы раз? Да и голова, лежащая на девичьих коленях, тоже удивила. Это жест, принятый между близкими людьми, а мы, напомню, видим двух едва знакомых беглецов.

О шлейфе роли и раскрытии персонажей говорить и вовсе не приходится. Чем занимались герои до войны и плена? Какой у них внутренний мир, желания, стремления? Нет ответа. Диалоги по большей части в ту же степь. В них звучит или нездоровая наглость, в которую слабо верится в тех условиях. Или пафос, абсолютно неуместный в них же. Как нормальные люди герои говорят лишь при попытках пошутить, да и то не всегда.

Реакции персонажей спонтанны и нелогичны.

«Никто зазря погибать не желает». «А давайте провернем авантюру в результате которой, скорее всего, умрем». «Конечно, давайте!».

«Я ваш командир». «А может мы не хотим?». «Забыли, что мы на войне?». «Тогда командуй!». Я утрирую, но совсем чуть-чуть, если опустить воду, суть диалогов будет именно такой.

Т-34 стал вторым самым кассовым фильмом за всю историю российского кино после «Движения вверх», бронза у «Последнего богатыря».

Актеры, к сожалению, ситуацию не очень выправляют.

Александр Петров («Август. Восьмого», «Метод», «Притяжение», «Гоголь»), снимающийся сейчас много и со вкусом, и называемый одним из самых популярных российских актеров (прям наследник Безрукова, право слово), как в большинстве своих работ брутален и нагловат. Это конечно мило, но хотелось бы чего-то еще. При том, что когда у него выпадает возможность сыграть в охотку, как в том же «Гоголе», бесталанным лицедеем его не назовешь.

Ирина Старшенбаум («Притяжение», «Лето») тут смотрится пятым колесом в телеге, и отвечает за обязательную романтическую линию.

Из остальных персонажей запомнился белорус мехвод Степан Василёнок в исполнении Виктора Добронравова. И то в большей степени за счет языковых сябровских конструкций.

Вменяемым получился образ главного фрица, которого играет немецкий актер Винценц Кифер. И речь звучит натурально, видно, что немецкий – родной, и абсолютной сволочью его Ягер не выглядит. Вояка, фанатик танкового боя, даже с некими рыцарскими пережитками. Смутила лишь пара моментов. Первое – что он с первого взгляда узнал человека, виденного мельком три года назад. И второе – его переход из армии в СС. Тут интересно было бы выслушать мнение знатоков, но как на меня такие смены «контор» были большой редкостью. Друг друга вермахт и охранные отряды не очень любили. Впрочем, такой расклад между армией и военизированными формированиями царил не только в Рейхе.

Военные будни показаны довольно скромно, прилизано, выхолощено, стерильно, без подробностей, явно с ориентиром на юную аудиторию – чтоб родители в кино отпустили (вот и вышло 12+). Ужасы концлагеря и вовсе остались за кадром, все чистенько и прилично, разве что башмаки. Понятно, что фильм не об этом, но все же. Да и военнопленный, семь раз бежавший, не сообщивший ни имени, ни звания, гордо игнорирующий приказы, при этом проживший в плену целых три года, вызывает некоторые сомнения. Есть у меня твердое подозрение, что при таких раскладах товарищ Ивушкин «закончился» бы гораздо раньше 1944-го. Хотя исключения тоже наверняка бывали, может Николай просто везучий больно.

Да и в бою «прет» ему со страшной силой. Прям былинный персонаж выходит. «Одним махом семерых побивахом». В одиночку сжечь полдесятка танков противника — раз плюнуть. Еще б полсотни таких танковых командиров, и блицкриг закончился бы, не начавшись.

В общем, сказочных моментов постановщики сыпанули от души.

Эрго. Военно-сказочный экшен про танки и погоню, сильный боевыми сценами, явно ориентирующимися на Ворд оф танкс, и слабый почти всем остальным.

Режиссер: Алексей Сидоров

В ролях: Александр Петров (II), Виктор Добронравов, Ирина Старшенбаум, Винценц Кифер, Петр Скворцов, Семён Трескунов, Артём Быстров, Антон Богданов, Василий Уриевский, Василий Буткевич

Запись опубликована в рубрике КИНО-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.