Словакия, фото и текст Аллана Кривицкого

Поскольку я сам все никак не выберусь за пределы нашей богоспасаемой отчизны, а рассказать о забугорье читателям Переката хочется, пришлось взять помощь зала. Благо Аллан недавеча побывал в Словакии, и поделился с нами фотками, и рассказом об этой интересной стране. Итак слово Аллану Кривицкому, http://vk.com/yaskr

br14Отчет по путешествию в Словакию

С чего начинается поездка в незнакомую страну, в которой, предположительно, много интересного? Правильно, с того, чтобы уточнить, насколько много там интересного, и как до него добраться.

О Словакии нам было изначально известно кое-что по двум фильмам. Первый, это телесериал «Фантагиро, или Пещера Золотой розы»,  съемки которого проходили во многом в замке городка Бойнице. Второй фильм – поражающий своим дебилизмом «Евротур», где Братислава показана так, как будто из нее только вчера выбили остатки фашистской армии.

Вот с развенчания мифа о том, что Восточная Европа, это мрак и ужас, и стоит начать. Братислава – очень красивый город с хорошо сохранившимся историческим центром и ухоженными современными кварталами – то есть, если где-то в ней и есть трущобы, то мы их не видели (и не искали). Хотя, в самой Братиславе мы провели в сумме меньше двух дней, учитывая, сколько мы запланировали путешествий вглубь страны и за ее пределы.

А началось все с запроса в поиск «замки Словакии» — список, полученный в ответ, стремительно уходил за пределы экрана. Надо было что-то решать. Естественно, выбрали Бойнице, который был в планах изначально. Затем к нему присоединился замок в Ораве (в котором в 1922 году снимали черно-белый фильм «Носферату»), и, бонусом, находящимся на пути из Бойнице в Братиславу, выбрали замок в городке Тренчин. На случай, если останется время (и погода будет хорошей) мы оставили еще и руины крепости Девин под Братиславой (но, в итоге, туда не попали). И, конечно, в самой Братиславе тоже есть замок или «град», как у них говорят – на сей день, административно-культурное учреждение, по виду напоминающее дворец в большей степени, чем крепость, которой он когда-то был.

br1Для планирования всех поездок использовался сайт cp.sk, транспортный нервный узел всей Словакии, позволяющий грамотно выстроить последовательность перемещений с пересадками из одной указанной точки в другую на заданное время, с учетом железной дороги и автобусов! Ну, и, сайты погоды, нещадно показывавшие дожди, грозы, холодную погоду на все дни, когда были удобные поезда по нужным направлениям.

Прикинув единственный солнечный день, решили в него мотнуться в… Вену! Столица Австрии, на самом деле, находится в часе езды электричкой от Братиславы. Составить план на перемещения по одному этому городу оказалось сложнее, чем на всю остальную Словакию: столько всего вкусного, и так мало времени. В качестве основных «блюд» выбрали Хофбург и Шенбрунн, резиденции Габсбургов, соответственно, городскую и загородную, и знаменитый собор Штефансдом. На закуску решили забежать в сад Бельведер и одним зубком попробовать городской парк. Кстати, о еде – в программу были включены (мной) венские сосиски, прародительницы «хот-догов», и (женой) вкусняшки в одном из знаменитых кафе Вены. Для тех, кто не в теме, собор является одним из зданий, где происходит действие компьютерной игры «Vampire: the Masquerade — Redemption», и, чтобы отметить несколько точек из этой же игры, решили найти резиденцию Тевтонского ордена и венские астрологические часы. Билет в Шенбрунн решили, во избежание простаивания в очереди, купить в электронном виде: распечатать форму с полосковым кодом, полученным после оплаты на сайте.

Также заранее мы выяснили у администратора нашей гостиницы, как обстоят дела с покупкой билетов на автобус – оказалось, их продают непосредственно водители при посадке, и мест обычно хватает всем.

День первый. Вернее, вечер.

В кои-то веки не пришлось ехать в Борисполь; до Жулян добираться, конечно, и удобнее, и дешевле, главное, не перепутать терминалы: первый терминал, это новый, а не старый, и на нем написана буква «А». Все просто.

Первое, что мы вспомнили, сев в кресла самолета – то, что билеты в Шенбрунн остались лежать дома. Но, мы живем в мире высоких технологий, и эта неприятность решилась после четверти часа возни с отельным компьютером. В смысле, билет-то можно напечатать в любой точке земного шара, где есть интернет и принтер.

Братислава приветствовала нас заметной достопримечательностью, попавшейся прямо на пути из аэропорта в отель – футуристическим мостом с рестораном-НЛО на верху опоры. Таксист продемонстрировал нам традиционную словацкую разговорчивость – и любовь словаков говорить очень быстро. Правда, он знал еще и русский, и провел мини-экскурсию по всему, мимо чего мы проезжали. А вот в ходе остальных экскурсий, которые велись на словацком, быстрая местная речь из информации превратилась в колорит. Хотя, понять словацкий украинцу не так сложно, сходство довольно большое.br

Поселившись в отель, расположенный буквально в 5 минутах от главного ж/д вокзала, отправились, собственно в сторону последнего, покупать билеты на все направления, куда нам нужно было.

Еще дома мы заготовили короткий разговорник с фразами на словацком (памятуя опыт Хорватии, где далеко не все знают английский), рассчитанный на покупку билетов – но, к счастью, клерк в кассе довольно хорошо говорил по-английски.

Билеты в Вену из Братиславы продаются без указания мест и даже точного времени отхода поезда, более того, даже без конкретной даты – в диапазоне две недели от приобретения. Взяв два билета туда и обратно по стоимости меньшей, чем нам обошлись билеты внутрь страны в одну сторону (ну, все считается по времени перемещения)  на самый ранний поезд, мы принялись кошмарить клерка вопросами про время отправления поездов на Приевидзу (из которой автобусом собирались доехать до Бойнице) и Ружомберока (откуда автобус отправлялся куда-то в сторону Оравы).

br2Билеты на электрички внутрь страны действуют в течение суток, на любой идущий по выбранному направлению поезд. Очень помогли распечатки запланированных маршрутов с вышеозначенного сайта – он, кстати, все точно показывает, и актуально. Следует учесть, что поезда и автобусы ходят не каждый день недели (!) по нужным направлениям, что и определило (в независимости от погоды) план дальнейших перемещений.

Разобравшись с вокзалом, мы вытащили купленный еще в Киеве раритетный (и чуток устаревший) путеводитель по Братиславе и распечатанную карту, и пошли искать исторический центр города.

Вместо него, прямо возле вокзала, нашли музей транспорта. Собственно, музей когда-то и был вокзалом – характерная (как потом выяснилось), для половины станций страны XIX-вечная архитектура мгновенно пленила взор. Вместе с паровозами и вагонами разных времен, задремавшими на рельсах у перрона. Да и внутри и на подходе к музею нашли свое пристанище машины на любой вкус: старые велосипеды, легковушки, грузовики, и даже тележки и дрезины. А также, зал станционного оборудования прежних лет, и даже зал, посвященный речному флоту.

br3От музея до исторического центра дойти очень просто: по широкой и прямой длинной улице Штефаниковой, названной так в честь героя Первой мировой войны генерала  Милана Штефаника. Хотя в Сети пишут, что добираться около получаса, но быстрым шагом, на деле, оказалось 15-20 минут. Выходит эта улица прямо к президентскому дворцу, некогда бывшему резиденцией графа Грассалковича, советника императрицы Марии-Терезии. Оттуда недалеко до Гурбановой площади с заметным храмом Святой Троицы, и, далее, по мосту, украшенному фигурами архистратига Михаила, и святого Яна Непомуцкого, через Михальску брану (Михаиловы врата), на одноименную улицу старинной Братиславы (или, как ее называли по-немецки встарь, Прессбурга).

Улочка Седлярская вывела нас на Главную площадь. Список представленных на ней малых достопримечательностей следующий: фонтан Роланда, изображающий Максимилиана Второго в роли славного рыцаря; романтически облокотившийся на скамейку босой солдат Хуберт (воин армии Наполеона, раненый под Прессбургом, и влюбившийся в местную девушку, служившую при госпитале); бронзовый гвардеец в будке; кафе «Майер», работающее с XIX века. Логично было бы предположить, глядя на фото, что на Главной площади также находится и ратуша, но, на самом деле, это здание расположено уже на Примациальной площади, в которую плавно переходит Главная.

br4Ратуша исполнена в сочетании различных стилей, от готики до ренессанса, так как самая старая ее часть датируется XIII веком. Во внутреннем дворике прячется муниципальный музей, который мы отметили себе на будущее (и побывали в нем, о чем позднее) – и сквозь него можно пройти на площадь с красивым архиепископским дворцом.

Первый вечер в центре мы ознаменовали кофе с пирожными в том самом кафе «Майер». Возможно, когда-нибудь, они повесят там мемориальную табличку, потому что я писал наброски для своего романа, сидя у окна (пятиминутка нарциссизма).

Дорога к граду Братиславы пролегала в обратном направлении, через Михаиловы врата, к въезду на мост, увенчанный НЛО, и мимо собора св. Мартина, известного тем, что в нем произошло 19 коронаций за его историю (а еще в густой кроне деревьев под ограждающей собор стеной спрятался мемориал Ференца Листа).

br5Поднялись на град мы уже вечером, вход в помещения был закрыт (еще и ввиду того, что было 8 мая, когда вся Европа отмечает день победы над фашизмом), но зато мы обошли его вокруг. К тому же, со стен открывается один из лучших видов не только на город, но и на Дунай и ненаселенные холмистые окрестности Братиславы.

Утолив голод культурный, мы почувствовали голод физический, и спустились в «Синюю звезду» (Modra Hviezda), где основательно нагрузились всего одной миской местных галушек (ньокки) – очень мелкие, перемешанные с брынзой и шкварками, невероятно сытные – на двоих. Да еще и в процессе музыкальный центр выдал «Гей, соколы» в шаловливой кабацкой обработке.

Напоследок дня мы предприняли попытку потеряться в темных закоулках исторического центра, но это нам не удалось, несмотря на встречу с безумной статуей Андерсена — и мы оказались возле Словацкого народного театра. Оттуда, пешком же, вернулись в отель, чтобы выспаться перед Веной.

День второй. Вена

Без чего-то шесть утра мы уже ехали в сторону Австрии. Электрички там приятные, что-то вроде сидячих купе, либо общий вагон с мягкими креслами (второй класс напоминает наш первый). Народ подсаживается и высаживается, но в такую рань не может быть толпы. Словацкий контролер взял двойной билет и прижал его клещами – я думал, сделает дырку, ан нет, там в клещах классического железнодорожного вида – печать со временем! Штемпсель есть (с) – можно ехать. Границу между государствами заметили по нескольким минутам стояния посреди пересеченной местности. И новому контролеру, который попросил «аусвайс, битте», поставил свою отметку и ушел с нашим «данкешоном». Вот тут для меня началась совсем экзотика в плане языка. Вокруг – настоящие люди, для которых немецкий – родной. Вундербар, в общем.

br6У нас был один немаловажный момент, от которого зависело дальнейшее перемещение: на какой вокзал прибывает поезд. Клерка в Братиславе мы закошмарили этим вопросом, он нам пытался объяснить, мол, на главный, и назвал Hauptbahnhof (Hbf), а мы о таком не знали, и малость растерялись. Но – гостиничный вайфай все расставил на свои места, мы осознали, что вокзал даже не так далеко от нужной нам станции метро (U-bahn). Схему метро мы привезли с собой, распечатанную из интернета.

На вокзале мы увидели, что касс, как таковых, нет – это из наблюдений. Есть расписания, и автоматы для продажи билетов. Определив, что у нас есть два поезда, на которых можно уехать в Братиславу вечером, пошли искать метро. Для этого пришлось сначала спуститься с вокзала вниз, потом еще за угол, и под мост, и еще куда-то по стрелке… Ориентиром служила белая буква U на голубом фоне. Чтобы дойти до S-bahn, т.е., электрички, нужно идти на такую же букву S, но не простую, а стилизованную под червяка, или извилистую дорогу.

br7Ближайшее метро называется «Südtiroler Platz», то есть, Южнотирольская площадь. Там же находилась и конечная цель нашей поездки, Бельведер, но в 7 утра он был несколько закрыт, да и мы торопились в центр. «Stephansplatz», станция метро, расположенная под одноименной площадью, находилась по прямой ветке. Для метро мы купили два суточных билета (там все по времени), но – во-первых, не встретили ни одного контролера (с другой стороны, некрасиво не платить) , во-вторых, можно было подгадать перемещения и взять несколько часовых или восьмичасовых билетов. Но, решили упростить задачу.

Двери в поездах открываются, в лучшем случае, нажатием кнопки, как в Праге – в худшем, если модель старая, то дерганием за ручку. И на вход, и на выход. Расстояния небольшие, меньше, чем в Киеве – добирались быстро.

Собор мы увидели, еще поднимаясь по ступенькам из метро – выход станции расположен чуть ли не прямо под крыльцом. Обошли кругом и обфотографировали, попытались проникнуть вовнутрь, но попали на утреннюю мессу, во время которой туристов не пускают. Южная башня открывалась только в 9, в музей Моцарта мы не успевали, поэтому, минуя дом Маэстро, известный еще как «Фигарохауз», ввиду того, что известная опера была написана именно там, мы отправились в сторону Хофбурга. Максимально интересным маршрутом.

br8Который включал: улицу Graben («украшенную» чумной колонной), Peterskirche (закрытую на тот момент), улицу Kohlmarkt (на ней мы позднее найдем кафе « Демель»). В конце последней – площадь Michaelerplatz, и главный вход в Хофбург. Так как дворец тоже еще не открылся, мы пошли вокруг него, любоваться на красоты. Обход занял почти час, с проходом насквозь через Испанскую школу верховой езды, выходом на Ringstrasse возле Дома Оперы, прогулкой по Рингу в сторону Burggarten (Дворцового сада), где отыскали памятники императору Францу-Иосифу, Гете и Шиллеру (на самом деле, с другой стороны Ринга), и, конечно, Моцарту.

Мимо Хофбурга, вдоль стены с воинственными барельефами, попали на огромную площадь Героев, Heldenplatz. Героев (вернее, их статуй), там аж два: эрцгерцог Карл и принц Евгений Савойский, один из которых не совсем герой, а второй не совсем австрияк. Визит к Ратуше заменили ее фото с оной площади и, пересекая площадь In  der Burg (Внутризамковую) с памятником Францу I (он же II) в римской тоге, как раз достигли ворот музея в начале десятого. И влипли уже в небольшую очередь.

По нашему билету (а их есть несколько видов, в зависимости от количества посещаемых музеев) мы могли посетить Императорские покои и по дороге пройти через музей посуды.

br9Расписной фарфор с античными сценами и видами на замки Австро-Венгерской империи, а также особые наборы в форме реликвий, напоминающих об идеалах Священной Римской империи (германской нации) – впечатляют, хотя, вроде бы, это предметы быта. Но, таков уж стиль Габсбургов, даже быт насыщен искусством. Миновав горы серебряной утвари, которую используют до сих пор при встречах на высшем уровне, мы поднялись на второй этаж.

Императорские покои отражали не только пышность, свойственную династии, но и строгость, присущую императору Францу-Иосифу, рабочий день которого начинался затемно. «Первый чиновник империи» спал на солдатской кровати, а спальню и кабинет украшал портретами жены и детей, и подарками от них. А его супруга, императрица Сисси, проводя по три часа каждое утро в неподвижности, пока ее роскошные локоны расчесывали, либо читала сама, либо приказывала себе читать вслух – и прямо у себя в будуаре занималась на шведской стенке, турнике и кольцах (!), чтобы хранить стройность и здоровье годами. Пользу от этих занятий мы видели на примере ее свадебного платья, скроенного под «осиную талию».

br10Кстати, там же видели «тот самый» портрет работы Винтерхальтера.

Осмотрев «мирскую» красоту, направили стопы в сокровищницу (Schatzenkammer) Хофбурга, знаменательную тем, что в ней хранятся реликвии Священной Римской империи. Среди большого количества цветастых ваппенроков (накидок герольдов) разных эпох выделяются императорская мантия (с каноничными горностаями), восьмиугольная корона Карла Великого (на самом деле, ею короновали уже не его, а Оттона Первого, императора Священной Римской империи германской нации, намного после того, как Рыцарь Лебедя покинул королевство его отца, Генриха Птицелова), мечи и кресты тех времен, когда Темные века едва сменились Средними. Да, щепки Истинного креста и мощи святых в реликвариях вызвали благоговение, которое не испортили даже воспоминания о высказываниях острослова Умберто Эко. Копье Судьбы затронуло свои струны в сердце (и ремарку «Сила Истинной веры – пять дотов»)  — признаюсь честно, я считаю высоко вероятной историю жизни Христа, и порой хочу верить в ее драматические моменты, которых могло и не быть. Ну, и что говорить о том, как один нищий художник смотрел на это копье… Нет, я не собираюсь захватывать Польшу. Жену гораздо больше поразила колыбель «Орленка» — Наполеона Второго, герцога Рейхштадтского, сына, ну, вы поняли, Наполеона Первого.

br11Кроме королевских материальных ценностей, непосредственно похожих на ценности, в сокровищнице также хранится «рог единорога», на самом деле, меч меч-рыбы – полутораметровая острая кость, подаренная по дружбе одним монархом другому в седой старине. Из ее фрагмента сделана рукоять меча, якобы наделенного волшебными свойствами – носящего имя “Ainkhurn”, то есть, единорог. Этот меч горячо любим всеми, кто вдумчиво играл во все ту же, вышеозначенную игру про вампира-крестоносца. Нет, он совсем не похож на катану.

Для завершения простановки точек Кристофа Ромуальда на карте, из Хофбурга мы побежали бегом в здание Тевтонского ордена. Оно оказалось совершенно непохожим на ту крепость, что изображена в игре, но это ожидаемо. Вообще, довольно милый и гостеприимный орден стал, у них даже есть хостел и трапезная для туристов. Правда, ввиду католического праздника, сокровищница оказалась закрытой, мы обошли все, что могли, заглянули в кирху, и опять же, бегом, понеслись к часам Анкер Ур. Почему мы бегали? Потому что у сокровищниц рыцарских орденов, кстати, не только в Вене, заведено работать по два часа в день утром, или что-то в этом роде. А часы должны были устроить в полдень шоу с прохождением исторических фигур по циферблату.

br12В общем, шоу заключалось в созерцании реакций разочарованной толпы. Часы оказались неисправными. Приученные к обломам пражским Орлоем, мы посмеялись, пожали плечами и побежали дальше.

Венские сосиски к этому времени просто исчезли из виду. Поэтому в собор Штефансдом мы пришли, можно сказать, выполнив некоторый пост, и в мыслях о высоком. В частности, о колокольне. Но перед тем, как пойти на штурм Зюдтурм (Южная башня), очаровались собором изнутри. Каменная растительность готики нас всегда покоряла мгновенно, а тут еще и радужная подсветка всех хитросплетений.

Колокольня Штефансдома выше таковой собора святого Вита, которую мы покорили в Праге. 350 ступенек непрерывной винтовой лестницы, без площадок, почти без выемок, куда можно выставить рюкзак, когда кто-то идет навстречу – да еще и по меньшему радиусу, и… с коническим сужением кверху! Фраза «ми скузи» вспоминалась не один десяток раз. Обалденный вид на город частично закрыт крышей самого собора, но, все равно, чувство высоты захватывает дух. Равно как и спуск по винтовой лестнице вниз: стремно, держаться не за что, а выбора нет.

br13Заглянув на бегу в церковь святого Петра, мы решили предаться земным усладам в кафе «Анна Демель». Быть в Вене и не выпить кофе по-венски, я решил, будет не идейно. Жена же вкушала Моцарта, воплощенного в одноименном тортике. По дороге к метро, наконец-то, меня нашли венские сосиски! И были весьма спешно, но со вкусом поглощены.

Время близилось к трем часам дня, и нас ждал Шенбрунн. Билеты, напоминаю, были куплены еще в Киеве и с приключениями распечатаны в Братиславе. По идее, это должно было дать преимущества по входу или спасти от очереди в кассу, но, на самом деле, в указанный на билете временной промежуток входили все, разбирали свои карманные аудиогиды, и двигались по своей программе. Мы решили, что времени хватит только на 40 интерьеров, поэтому не брали билеты в сады и лабиринты.

Что я могу сказать о Шенбрунне коротко? Люди, которые в нем жили, развлекались, правили страной – видели роскошь, как изящество.

br15Могу еще поумничать и сказать так: если в принципе не можешь понять, сколько это стоит, но тебе все равно, потому что это невероятно красиво, то это и есть настоящая роскошь. Интерьеры говорят о детальном подходе к украшению жизненного пространства талантливыми работами мастеров разных стран. Увлечение Марии-Терезии востоком внесло интригующий контраст в барочные европейские завитки, охватывающие весь дворец. Пожалуй, это хорошо, иметь комнаты для всех своих настроений: ореховую, торжественно-мрачную, или полностью расписанную в синих тонах китайскими мастерами для поэтической задумчивости.

Были в Зеркальном зале, где впервые перед высокопоставленными особами играл на скрипке шестилетний вундеркинд, ну, вы его знаете, его еще на конфетах рисуют, круглых таких.

В Большой галерее – бальном зале – возник, и сразу же зачах вопрос: « А какая тут аренда?» Конечно, это было бы странно, заниматься танцами XIX века и не хотеть потанцевать в одном из лучших залов мира, ассоциированном с эпохой! В общем, мы там немного повальсировали, нам никто не мешал.

Кабинет Франца-Иосифа такой же сдержанный (сравнительно) как и в Хофбурге.

br16Выйдя из дворца, сперва подумывали пройти еще и в парк, в открытую часть, — но «чайник сказал утюгу: я дальше идти не могу», и жене пришлось смириться с тем, что муж хотел рухнуть на лавочку. Посидев в тени огромной живой изгороди, героически поползли смотреть Бельведер, ради которого пожертвовали Лабиринтом Шенбрунна.

Расположенный недалеко от вокзала, этот парк идеально подходил для завершения дня пробежек по Вене. На выставку Климта мы не пошли, «ограничились» любованием статуями, фонтанами и изгородями, благо их в Бельведере водится в количестве. А еще там были дамы-сфинксы с хорошо различимыми следами общественного интереса на них.  Решив, что до последнего поезда мы просто не досидим и никуда уже не пойдем, мы все же не стали дожидаться его в близости к вокзалу, и сделали еще одну петлю – в городской парк, в гости к Иоганну нашему Штраусу. Повальсировав еще и там, на радость редким наблюдателям, умчались на поезд в Братиславу.

День третий. Бойнице и Тренчин

Поезд на Приевидзу, наш первый пункт пересадки, отправлялся примерно в шесть утра. Нагруженные кучей вещей, влача продуктовые пайки из гостиницы, мы побежали на вокзал. Мало того, что по прогнозу обещали дождь, и пришлось взять теплые вещи, так мы еще и взяли с собой черные плащи и ведьминскую шляпу для «фестиваля страшилищ», назначенного на эти дни. Запрыгнув со всеми бебехами в поезд, мы отправились навстречу неизвестности.

br17Заключалась она в том, что мы: а) не знали, где автобус, б) точно ли он идет вовремя, в) и вовремя ли идет автобус на Тренчин в 14:40 – то есть, успеем ли мы посмотреть второй замок за день. Собственно, порядок осмотра замков определяло именно расписание автобусов (это все жена продумала, всю стратегию перемещений, кстати).

По изначальному плану, в Приевидзе у нас должна была быть немедленная пересадка на автобус, но на деле, когда мы сошли с поезда, самым простым оказалось найти автостанцию – она была, что весьма удобно и логично, прямо на площади перед железнодорожным вокзалом. Но это же и добавляло путаницы – потому что одна станция принимала и отправляла автобусы трех видов: внутригородские, пригородные, и дальнего следования (по стране и международные). Если задуматься, точно так же устроены автостанции и в Украине, просто мы на это как-то никогда не обращали внимания дома.

Первые десять минут ушли на выяснение цвета автобуса, который нам нужен: желтый. Эти шли из Приевидзы в Бойнице. Собственно, замок мы видели, еще подъезжая, но пешком до него, наверное, около часа. Затем, изъясняясь на английском и наборе слов из немецкого, словацкого и русского, доставая водителей и пассажиров, мы выяснили, что из всего многообразия маршрутов нам подходит только «číslo 3». Большинство ответов при этом, на вопрос: «как доехать до замка?» было из серии: «а что, тут есть замок?» (ну, или такое складывалось впечатление).

br18В итоге, когда все предприятие казалось нам невозможным, на горизонте показался переваливающийся автобус нужного цвета с нужным номером, и уже через четверть часа мы стояли в очереди в замок. Пройдя через практически сказочно-игрушечный городок из одноэтажных домиков с черепичными крышами – каким же еще может быть поселение у подножия волшебного замка?

Принцип очереди практически во всех замках Словакии состоит в том, чтобы впускать вовнутрь ровно столько людей, сколько помещается в одну небольшую комнату, чтобы открывать двери перед и закрывать после группы туристов. Поэтому еще около 40 минут мы проторчали в очереди на то, чтобы встать в очередь в кассу, и в очереди в кассу, и перед самими воротами, ожидая, что нас скоро впустят.

Чтобы было не так скучно, в нашу группу набрали только половину от допустимого количества – а остальную укомплектовали ордой детишек. Иначе и не скажешь, так как шумная компания слабо подвергалась контролю со стороны двух воспитателей и сотрудников замка.

Фестиваль страшилищ оказался чередой театральных сценок, изображающих местные и общемировые истории о призраках и чудовищах. Переодеваться особого смысла не было, увы. А детей лишний раз, как показал дальнейший опыт, пугать было себе дороже.

Началось все во внутреннем дворе замка. А Бойнице примечателен тем, что был средневековой крепостью, пока дворянин высокопоставленного рода Пальфи не влюбился во француженку, и, дабы покорить ее сердце, перестроил замок в стиле долины Луары. Но мощные стены и внутренний двор вокруг донжона остались вполне себе средневековыми.

Так вот, началось все с того, что девушка, одетая как лаборантка паранормального, объяснила, что в замке происходят сверхъестественные явления, и они могут быть опасными, и еще много чего сказала, но все это было произнесено на словацком, поэтому поняли мы суть происходящего только в общих чертах.

Стоило войти в замок, как нас начали пугать. После еще одной краткой лекции, которую «лаборантка» произносила дрожащим нервным голосом, выключили свет. И дети, то ли по запросу от актрисы, то ли по наитию, принялись визжать, максимально пронзительно, громко и долго, вкушая деланный ужас от театральной угрозы. После чего мы поняли, что идем самыми последними во все комнаты, пропуская детей вперед – знаете ли, вопль, отраженный эхом от тесно стоящих стен и низкого потолка… В общем, понятно, что было самым страшным во всем фестивале страхов.

Вошли в длинную галерею, где выставлялись манекены в исторических нарядах. Рога, оружие на стенах, старинные книги в шкафах, — в следующие дни это будет нормой посещаемых старинных жилищ. Хорошая норма, я бы сказал, нам бы такую. Но, фестиваль. На манекены наброшены шифоновые отрезы, — думаю, неужели, это и весь антураж? Типа, изобразить привидения? Но не тут-то было: самый дальний от нас манекен… сбросил с себя тряпицу и разразился длинной пассионарной тирадой о том, как он жил, был обманут, и умер. Тут уж совсем было не разобрать, даже кто он, а тем более, кто и что с ним сделал. Через минуту еще один «манекен» подключился к действу, споря с первым – тут я повернул голову в сторону, и заметил, что рядом со мной «манекен» моргает. Когда, наконец, все четыре включились в игру, подрались на шпагах и вызвали волну восторга у ребятни, мы просочились в мрачный зал. Фестиваль, кстати, носил название что-то вроде «Бал Конца Света», и все истории так или иначе упоминали о том, что грядет он самый.

Следующего персонажа узнать было несложно, по монологу, который он произнес – хоть и на словацком, но все же, узнаваемому. Доктор Фауст стоял на постаменте и смотрел в витраж, затем, соскочив с него, пересек комнату, и ввязался в перепалку с демонами. Опять ничего не понятно, но, вот, грядет, понятно, что.

После призраков прошлого и персонажа Гете, талантливые творцы фестиваля обратились к классике ХХ века, и в одной из следующих комнат нас ждали — та-да-да-дам, клац-клац – Аддамсы. Гомес в халате, Мортиция в своей «каракатице» и даже Фестер с лампочкой во рту. Они исполнили условное танго, скорее, спели его – ничего не понятно, о чем, но весьма эмоционально.

В комнате в турецком стиле, следующей в этой анфиладе, нас ждала встреча с Чингиз-ханом. Похожий на Джаффара из мультика, он много ругался и грозил всем отсечь головы. Одна из голов уже была в чемодане и поддерживала с ним диалог. После монгольского владыки шла еще одна атака современностью – мизансцена по мотивам «Отеля Трансильвания» с окровавленными трусами графа Дракулы, которыми кидались в толпу детей.

Собственно, граф ждал гостей в следующем помещении – шикарном зале с золоченными цветами на потолке. Посреди зала стоит гроб, девица в красно-черном наряде в стиле «готик-кабаре» играет что-то похоронное на пианино – в дверь входит граф. На нем – длинный золотой плащ с огромным стоячим воротником, граф пьет из шеи своей «невесты» кровь и принимается исповедаться в том, как тяжела вечность. «Представьте, что вы пережили своих детей. Детей своих детей. Детей детей детей детей детей своих детей!» Стенает, страдает и предвещает конец света. Публика в восторге, а я хочу себе такой плащ. Мрачная музыка становится динамичнее, из гроба, и из-под него, выскакивают еще две невесты Дракулы, и все трое исполняют некий танец.

Дальше – в каком-то порядке, так сразу и не вспомнишь, в каком – был выход во внутренний двор на уровень выше первого двора, где адские скоморохи предлагали побросать топором в яблоко на голове желающего, башня с Кащеем и Змеем Горынычем, очаровательные девушки-призраки, зовущие за собой, и парочка местных легенд. Одна из них явно была о двух сестрах: наряженные в сорочки дамы наводили красоту, одна купалась в бадье, а вторая расчесывала волосы – и обсуждали, кто из них за кого выйдет замуж; кончилось все тем, что они обнаружили, что прокляты, и вообще, грядет конец света. Вторую легенду знают во всех замках Европы – она о Черной и Белой пани (сразу): Белая пани была, соответственно, призраком барышни, которая собиралась выйти замуж за любимого, а Черная пани была призраком барышни, которую уже обманули, бросили, убили. Они исполнили чудный дуэт на тему «завтра будет тьма и мрак, завтра я вступаю в брак» — в смысле, как противоречие, а не как синонимы. Но, в общем, надо спешить, ибо грядет.

Это была самая высокая башня замка, или одна из таковых, и путь пошел, естественно, вниз. По винтовой лестнице, через старую часовню, где струнный ансамбль играл последнюю мелодию, исполненную на «Титанике», в еще один дворик, винный погреб, где в дыму явился не то Смерть, не то кто-то аналогичный, нашептал всякого романтического лаборантке, и позвал всех на бал Конца света, который, мол, совсем скоро.

В итоге, мы все очутились в бальном зале замка Бойнице. На помосте, установленном в центре зала, исполнялся номер в стиле фильма «Кабаре» с заглавной песней оттуда же – типа, все артисты умерли и стали «страшидлами». Затем перед потрясенной публикой состоялся бал Конца света: несколько пар прошлись кругом с торжественным видом, покружились в танце, загипнотизированная лаборантка изобразила романтический дуэт со Смертью, и на потолке стали являться знамения и затмения, под сопровождение хора, исполняющего реквием «Dies Irae».

Да, где-то перед этим, и в конце всей экскурсии, появлялись еще какие-то ученые по паранормальному, с которыми детей знакомили. Закончилось все тем, что мы прошли по узкой тропинке еще одно уютного внутреннего дворика, или сада, с заросшими плющом стенами, где танцевали и играли на флейтах ангелы.

Выходом из замка служил самый настоящий потайной туннель для побега в случае осады! Вел он прямо в ров, правда, уровень воды во рву значительно ниже, чем был в давние времена, поэтому спустились мы по лестнице, пристроенной в наши дни.

После чего обошли замок кругом, устроили небольшую фотосессию в притащенных плащах, я вкусил местной колбасы – и, быстро затарившись сувенирами, мы помчались ловить обратную маршрутку в Приевидзу.

Там, в спешной посадке на автобус на Тренчин, увы, продолбали плащи. Оставили их в подарок Бойницкому замку на остановке.

Тренчин встречал сумрачной погодой, весьма под стать массивному замку, знавшему столетия войн. Построенный на месте еще римских укреплений, Тренчинский град достраивался из эпохи в эпоху, и интересен именно тем, что имеет как башни и подвалы Х века, так и комнаты XVII века. Загвоздка с его посещением состояла в том, что в туристической информации значилось время закрытия 16.30, а мы как раз к четырем часам только добрались до города. Оказалось, что это – время входа последней экскурсии. Учитывая, что нас на ней было человек восемь, экскурсия получилась довольно интимная, нас никто никуда не торопил, вдоволь нагулялись по всему замку, дивясь тому, как можно было жить в Средние века в этих холодных стенах – особенно порадовал «пышностью» бальный зал системы «каменный мешок с узкими окнами» (так и представили там бранль в коптящем сумраке факелов) .

Выставка оружия, археологические ценности со времен античности, довольно скромные комнаты поздних времен – аристократия местная была не самого богатого рода, и не стремилась к роскоши. Ну, мебель с интарсией, куда ж без нее. И, если вы вдруг успели забыть, как выглядит кто-то из Габсбургов, то в семейной галерее хранится множество их портретов. Вообще, мы выработали простое правило узнавания: если видишь Екатерину Великую, но при этом находишься за пределами бывшего СССР, значит, это Мария-Терезия. Угрюмый тощий дядя в балетках – Франц I (II), а испанский дон с черными локонами и выдающимися чертами лица – это король Карлос из испанских Габсбургов. Кстати, в XVI-XVIII веках льстить моделям было, явно, не принято, поэтому аристократия предстает перед зрителями во всех природных особенностях. Поразительно то, с каким тщанием выписывали маслом те синяки под глазами, которые сейчас заведено с таким же тщанием зарисовывать на фото при обработке. Часть вельмож могла послужить объяснением, почему знать ассоциировали с вампирами – цвет лица, то бледный, то зеленовато-землистый, в сочетании с впалыми щеками и прочими тонкостями, знаете ли, располагал. В XIX  веке портретная живопись стала парадной, более щадящей, и ушла в сторону сладких иллюзий от суровых реалий.

Обозрев окрестности с самой высокой башни — это занятие мигом добавляет духа эпохи – полюбовавшись на лесистые холмы, в ложбине между коих разлегся город Тренчин, мы медленно поползли смотреть уже его. Милый малоэтажный городок, даже несколько сказочный по виду, предоставил свои улицы для прогулок. Подкрепиться перед поездом в Братиславу, правда, случилось уже в реальном мире, в пабе со вкусными блинами, которые нам приготовили быстро. Неприятно напомнила о современности пьяная компания, которая плелась перед нами всю дорогу к вокзалу, приставая к запоздалым прохожим. Но, в итоге, мы благополучно уехали из Тренчина на «рыхлыке», то есть, экспрессе, в компании русскоговорящей бабушки, доползли до гостиницы и рухнули спать, предвкушая не такой ранний подъем, и, наконец-то, завтрак!

Следующий день был отведен полностью под саму Братиславу.

День четвертый. Братислава: улицы, музеи и дождь

Нынешнее название города – исконно советское. До 1919 года и возникновения Чехословакии, город назывался Prešporek (Прешпорек) по-словацки, либо Pressburg по-немецки, а то и даже Pozsony (Пожонь) по-венгерски. В свое время (1536-1784) Братислава успела побыть даже столицей Венгрии, отсюда и третье название.

Начался день оригинально – с подъема не с рассветом и завтрака в гостинице. Особенно хороши оказались оладьи с кленовым сиропом, но рассиживаться времени не было.

Первым делом мы вновь покорили гору, увенчанную Градом Братиславы, чтобы попасть вовнутрь оного. К сожалению, день музеев начался с некоторого разочарования. Во-первых, замковая сокровищница сохранила, в основном, только свое историческое наименование, помимо нескольких археологических памяток из серии «наконечники стрел, монеты, и другие ржавые штучки». Во-вторых, первый этаж (или, как это принято у них, нулевой, он же, наземный, этаж) содержал множество просторных пустых залов, выставляющих записки «Экспозиция на гастролях/на реставрации». Только в «актовом» зале висела огромнейшая картина с ангелами и святыми, главная ценность музея. Мы уже решили, что денег за билеты с нас взяли, в общем-то, за показ этой картины, когда до меня дошло, что надпись на указателе: «Картины – на первом этаже» означает – правильно! – второй этаж.

И настроение постепенно наладилось, так как выше располагались старинные рисунки и фото видов Прессбурга и изображений самого Града с противоположного берега (район Петржалка)  — но все это на стенах помещений, где можно поставить 3-4 каре! Сердце не выдерживало смотреть на анфилады простаивающих без танцев  залов, но утешилось на следующем этаже, где выставляли портреты знати. Естественно, не обошлось и без самых известных Габсбургов (чтобы вы не забывали ни на день, как они выглядят). От одной из картин меня даже отгоняла служительница, так как я увлекся разглядыванием мазков кисти и подошел слишком близко. Еще одна лестница привела нас на печальную экспозицию, перевезенную из недавно сгоревшего замка-музея в Красной Горке: зал обуглившихся металлических деталей, дорога через который вела в более жизнерадостный зал мебели и музыкальных инструментов. Посетили также зал исторических наград, и, конечно, поднялись на башню (правда, с нее, в основном, видна крыша Града).

Обгоняя надвигающийся дождь, спустились с горы, спеша в дом « У доброго пастыря», таящий с своих комнатушках музей часов. Настенные, напольные и каминные, жизнеутверждающие с ангелами, рыцарями и красавицами, или же – в стиле «Memento mori» с Кроносом, старостью и смертью; но все – неповторимые. Были даже часы-замок, сам рабочий циферблат которых располагался, соответственно, на часовой башне, и золоченые часики, посвященные «Волшебной флейте» Моцарта, с клеткой и Папагено. Этажи в этом доме соединяет узкая скрипучая лестница с вытертыми ступенями и средневековыми перилами, сделанными из каната на кольцах в стене.

Пока дождь не начался, мы прошмыгнули в Михальскую башню – арсенал. На каждом этаже в ней выставляется оружие другой эпохи, от моргенштернов до пулемета «Максим». Венчал все это великолепие балкон – пожалуй, по нему в свое время ходили дозорные, да и мы совершили круг почета, полюбовавшись на старинные дома Прессбурга во всех направлениях. Ветер – предвестник грозы сдувал с ног, как бы намекая, и мы вняли его намекам: быстро переместились на улицу, в булочную, в небольшой музей фармацевтики, а оттуда – по наводке случайно увиденной уличной рекламы – в Мирбахов дворец на выставку живописи стиля и периода Сецессии.

Мирбахов дворец прекрасен сам по себе: богатые интерьеры с сохранившейся отделкой, основная выставка портретов (в том числе, и сами знаете, чьих), роскошные лестницы и статуи. А тут еще и работы Альфонса Мухи, части из которых нет даже в пражском музее – я бы там остался жить, но жена и близость дождя подгоняли.

Впереди нас ждала самая обширная из всех экспозиций – Ратуша. В ее залах, хоть и не таких просторных, как в Граде, есть все, вся история города. Предметы быта и различных профессий, выложенные композициями, соседствовали с сокровищами и реликвиями королей и императоров, короновавшихся в Прессбурге. Завершили осмотр подъемом на башню. А когда спустились к выходу, увидели, что там нас ждет тот, кого мы ждали весь день. Дождь.

Смело нырнув в бушующую стихию, мы между каплями перебежали в соседствующий музей виноделия, в котором городская легенда солдата Хуберта развенчивалась и заменялась реальной историей успеха местного производителя игристых вин. В сырых подвалах – бочки всех размеров, прессы для винограда, и даже статуи пузатого Бахуса верхом на бочонке. Посмотрев на него, я убедился, что у меня тоже фигура античного бога. Там же располагается музей старинных комнат, демонстрирующий уют, в основном, родимого XIX века.

Музеи закончились, а дождь – нет, к тому же, начался голод, и мы направились на поиски еды. Они привели нас в ресторан «Верн», условно стим-панковое место, несколько посвященное известному писателю. Где рискнули вкусить жареного камамбера с вином и почитать его романы на словацком.

Короткими перебежками по опустевшим улицам, от одной сувенирной лавки к другой, мы добрались до еще одного кафе, «Максимилиан» на Главной площади, и там отметили завершение дня музеев кофе с марципанами в обстановке в стиле Art Nouveaux.

День пятый с половиной. Оравский замок и прощание с Братиславой

И снова утро без завтрака, и снова билеты на ранний поезд  — на Ружомберок. Где-то там, по идее, должна быть пересадка на автобус, который довезет нас до городка, где можно пересесть на второй – таков был план.

Свои планы строила и погода: она решила, что давненько нас не настигал дождь в Татрах – в смысле, он-то нас никогда не настигал, а это достаточно давно. И он все собирался и собирался – то есть, поездка в мрачный замок, где снимался чуть ли не первый фильм, официально признанный «фильмом ужасов», проходила в готической атмосфере в самом атмосферном значении этого слова.

Ехать четыре часа «рыхлыком» через половину Словакии совершенно не скучно и не утомительно: можно с огромным удовольствием смотреть в окно. Там – предгорья Татр, склоны, заросшие сказочным темным ельником, и вершины, омываемые реками облаков. В просеках, сквозь ряды иссиня-черных силуэтов хвойной стражи, облака текут водопадами, отрываясь внизу от горы и клубясь. Это в окне «купе», а если посмотреть через два окна в противоположную сторону – через стеклянную дверь и окно поезда – то за ними окажется городок, вытянутый по тонкой кромке озера или реки, непосредственно под сенью изумрудной горы. Строй деревьев кронами скрывает его раньше, чем я успеваю навести фотоаппарат – но тут уже пора возвращаться к первому окну, где пролетают деревушки, словно застывшие в позапрошлом веке, хотя и построены явно из современных нам материалов, за исключением затронутых касанием Времени церквей. Здравствуй опять, Тренчин, и сразу же прощай; водопады облаков, и, смотри, река, а над ней, смотри – руины башни замка Стречно.

Так пролетели время и дорога. На станцию Ружомберок прибыли с небольшим опозданием. Естественно, чтобы успеть на автобус, у нас и так было, хорошо, если больше четверти часа, а теперь пришлось его искать за три минуты. Как обычно, автостанция оказалась на выходе из ж/д вокзала, но, как обычно, от нее отходило два, а то и три вида автобусов, если не все четыре.

Время, ничтожно малое, отведенное нам расписаниями с сайта транспорта на поиски своего дилижанса, истекло невероятно быстро, и вслед за ним принялась течь вода с неба. В этой критической ситуации оставалось делать только одно: тормошить всех местных, которые только попадались под руку. Один из них, добродушный праздный дядечка, расшифровал нам знаки на бумажном расписании, и ткнул пальцем на второе «стойло» со словами «обычно отходит отсюда». Вот только, согласно цифрам на табло, автобус уже должен был уйти, но за все то время, которое мы находились на станции, им здесь и не пахло.

Естественно, что через две минуты автобус, с опозданием минут на десять от графика, припарковался между назначенными ему белыми линиями. Более того, водитель сказал, что идет прямиком в Оравский Подзамок. Проблема решилась сама собой.  Любуясь елками по краю серпантина через следы дождевых капель на стекле, мы быстро добрались до места.

Аутентичная корчма заставила задаться вопросом – не та ли это, в которой проводили съемки? Замок весьма в духе мрачной сказки возвышался над городом в кружевах леса – но дорога к нему не спешила показаться на глаза. После недолгих поисков по закоулкам нашли кассу, а там нам сказали, мол, 5 минут, вот сюда, по спирали и вверх, не ошибетесь. Так оно и было. Дождались, пока соберется группа, и вошли в замок, без детей и второй очереди. Но все равно пропускали всех вперед, так как экскурсия велась на словацком.

Из знакомого по фильму материала отсняли только экстерьеры. По всей видимости, и «Носферату», и «Тень вампира», снятый по мотивам первого, производили в подвалах, закрытых для посещения туристами. Но дворики и арки туннелей – как на кинопленке, даже лучше; все узнаваемое, почти нетронутое.

Внутренние помещения замка, по большей части, относились уже к пороховой эпохе войн, при всем средневековом виде, но пыточный подвальчик и арсенал с кольчугами в наличии. Приятно мрачный резной дуб в обеденных залах, уютные каменные лавочки – и впрямь вампирский замок. За вычетом кабинетов XVIII-XIX века в верхних башнях, и музея естествознания, скорее всего, заново остекленного уже в ХХ веке. Кстати, там у них есть чучело двухголовой овцы-мутанта.

Но главная красота находится, конечно же, на самой высокой башне. Правильно – обалденный вид на все окрестности! Замок расположен стратегически выгодно, просматриваются все долины между покрытыми лесами горами, вплоть до расстояния, где дымка так сгущается, что не видно ни зги. Оттуда же мы высмотрели, спросив у экскурсовода, где находится ж/д станция – автобус мы покинули совсем не рядом с ней. И, через два с половиной часа восхождения по лестницам и залам замка, довольные, эмоционально и интеллектуально насыщенные, мы поползли прямиком на поезд. По дороге я еще успел купить – совершенно верно! – местную колбасу в виде хот-дога.

Железнодорожная станция – одно из самых спокойных и тихих мест в поселке. Скорее всего, на ней останавливается один поезд в день. Мы прошли в кассу мимо джентльмена в форме и уборщицы, пивших кофе – и увидели, что за окошком никого нет. Предположив, что весь персонал станции и кассы сейчас пьет кофе, мы немного подождали, потом позвали – и третий человек, собственно, дежурный или смотритель, продал нам билеты. Зная, что у нас пересадка, я попытался занудно уточнить, как нам купить билеты на пересадку, но он меня перебил вопросом: «Так вам до Братиславы?» и продал билет, учитывающий и пересадку. Я спросил, что, поезд идет прямиком туда? Да, прямиком, был ответ. Странно, вроде ж, не так планировали? Ну ладно.

Дождь пришел раньше, чем поезд, и станцию несколько заполнили студенты, едущие из центра страны в столицу. Что логично, учитывая наличие воскресенья на дворе. Тут пришел поезд, который по аналогии с «рыхлыком» можно было бы назвать «сдыхлыком» — так медленно он подкрадывался к станции. И шел впоследствии точно так же, подбирая людей на всех полустанках. А народу набилось и так прилично: большинство стояло в коридоре. Жена возмутилась факту стояния до Братиславы, но для нас нашлась пара мест в купе со студентами. Прошел час, а мы почти не продвинулись по карте Словакии, и стало казаться, что мы так будем ехать до ночи, если это прямой поезд до Братиславы. Но, в очередной раз выяснилось, что не все так просто – а еще проще, и поезд (состоящий, кстати, всего из двух локомотивов-вагонов) выпустил пассажиров на свободу в Краловани. После спешной посадки на «рыхлык» и несколько часов в пути, мы вернулись в вечернюю Пожонь. Кстати, большинство пассажиров стояли в проходе, держась за чемоданы вертикальной конструкции.

Последнее утро отпуска радовало завтраком. Сразу же по завершении, мы спустились на набережную, прощаться с Дунаем. По дороге в сторону, обратную от Града, мы противостояли неслабому речному ветру и любовались бурлением волн о борта пришвартованных теплоходов. Тут на глаза попалась реклама фильма «Форсаж» с надписью на словацком, звучащей примерно как «Рыхло и збесило» — тут тайна и раскрылась! Рыхлык – это попросту «скоростной» (так как «Форсаж» дословно «Быстрый и яростный», вообще-то).

Свернули на миловидные улочки возле университета, расположенного в старинном здании, и отправились на поиски «Синего костела» св. Альжбеты, построенного в память о смерти Сисси. По дороге нашли еще несколько образцов архитектурного модерна, да и сам костел вполне себе модерновый.

Завершили круг почета мимо еще одного здания университета, нашли трущобы из серии тех, которыми пугали в изначально упомянутом фильме (кстати, Википедия говорит, что там все было снято в Праге). Также вкусили блинчиков с видом на театр с вывеской «Лоэнгрин».

Сюрпризом напоследок стал самолет начала прошлого века, подвешенный в главном зале аэропорта. И статуя того самого генерала Штефаника, по улице имени которого мы не раз ходили за эти волшебные дни – тут бы написать «пожелала нам вернуться», но не будем переносить свое желание на героя Словакии.

не понятно, но, вот, грядет, понятно, что.

Запись опубликована в рубрике ФОТО с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Один комментарий: Словакия, фото и текст Аллана Кривицкого

  1. нина говорит:

    Прочла статью и разволновалась. В 80-е годы около полутора лет работала в Словакии (тогда ещё Чехо…) в авторском надзоре на строительстве АЭС в районе «Ясловске Богунице».Группа жила в небольшом, но очень культурном с интересной историей городе Трнава в получасе езды автобусом от очень известного бальнеологического курорта Пештяны. В выходные дни была полная свобода.Побывали не один раз в Братиславе; в Тренчине,Нитре , Бойнице, Леднице, в словатских пещерах, городе Partizanske,недалеко от которого в местечке Бродзяны создавался тогда музей А.С.Пушкина рядом с замком,где в замужестве жила его сояченица.А «маршруты» в Низких Татрах !!! Чудо !!! Н.Л.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.