Опиумная война, Куанг Р.

Ребекка Куанг «Опиумная война». — М.: Эксмо: Fanzon, 2019 г. (Серия: Fanzon. Наш выбор). Первый роман цикла «Опиумная война»

Феникс, обращающий в пепел, или Месть, сжигающая мир

Отношения империи Никан и Федерации Муген всегда были сложными. Две Опиумных войны, геноцид и явное желание Мугена взять реванш.

Рунин, сирота последней войны, мечтала вырваться из постылой деревенской жизни. Единственным путем для этого было поступление в престижнейшую военную академию Синегарда.

Девушка справилась с тяжелейшей задачей, и выяснила, что у нее имеются способности шамана – те, что считались давно утерянными. Способности, которые могут дать преимущество ее родине в надвигающейся третьей Опиумной войне.

Но не все так просто, и боги, к которым собирается обратиться Рин, требуют за помощь высочайшую плату.

 

Не успели мы нарадоваться ориентальному фентези в исполнении Кена Лю (http://perekat.kiev.ua/королевские-милости-кен-лю/ ), Фонды Ли и Шеннон А. Чакраборти, как подоспел новый привет с Востока.

Начинается роман как стандартное young adult фентези, вдобавок переносящее читателя в набившую оскомину академию, благо хоть не магическую. Вон мелькнули ушки перумовской Неясыти, вон «таемничо выблыскуючи окулярами» пробежал некий Гарри, вон ехидно улыбнулась громыковская Вольха. 

Однако довольно быстро выясняется, что у автора хватает своих идей и перед нами не только «повторение пройденного».

Никан создан по подобию одной обширной земной страны, и хотя прямо об этом не говорится, намеков более чем достаточно. Плюс часть терминов и имен перекочевала сюда прямиком из нашей реальности (тот же кэцзюй или Сунь Цзы, только объем его книги тут немного поболе чем у нас – целый «толстенный том»). Страна, разделенная на провинции, чьи наместники откровенно недолюбливают и враждуют друг с другом. Император/ца, которой приходиться лавировать между интересами знати. Четкая иерархическая система, не особо одобряющая смену уровней, хотя официально такие возможности имеются. Повсеместное увлечение боевыми искусствами, выросшими из гимнастических систем. Мудрые сентенции, которые необходимо знать назубок. Отсутствие профессиональной армии, использование ее аналога в виде регулярного ополчения, пускай неплохо организованного и обученного. Хищный, вечно голодный островной сосед с избытком населения (вот жителей в Никане поменьше, чем в ее земном аналоге, тот же Муген упорно имеет преимущество в численности). Ханы Глухостепи с которыми империя также неоднократно переведывалась. Заморское западное государство Гесперия с единобожием и мощным флотом, любящее поиграть в старшего брата. Зоологические боги. Ничего не напоминает? Эдакий якорь для читателя, способ побыстрее почувствовать себя своим в новом мире.

Мире довольно жестком, порой жестоком. Впрочем, ожидаемо жестоком, чай не либеральный 21 век на дворе. Особенно вольготно себя чувствуют местные ребята во время войны, что впрочем, логично. Тут вам и геноцид спирцев, уровня даже не «до тележной чеки», а до последнего ребенка. И резня в Голин-Ниисе, по числу жертв вдвое переплюнувшая Нанкинскую из нашей реальности, и явно ней же вдохновленная. И ответные действия, выходящие на уровень уничтожения миллионов, включая невинных гражданских.

Жестокость мира также хорошо видна на примере главной героини – сироты, взятой приемными родителями исключительно по воле властей. Причем, взять то они ее взяли, даже как-то вырастили, а вот дальше могут делать с ней все, что их вздумается. Заставлять работать от зари до зари, в бордель продать, замуж выдать за кого угодно. Им угодно. Но наша Рин не из таких. Целеустремленная девица получилась, прям завидно. Отчаянная, нетерпеливая, гневливая. За два года освоившая пятилетнюю программу, необходимую для поступления в лучший ВУЗ страны, воспитывающий генералов. Способная работать и зубрить учебники днями напролет. По книжке выучившая кунг-фу. Поразившая учителя стратегии. Ставшая одним из крутейших бойцов академии (кто сказал Мэри? Ну-ну, поначалу такие ассоциации действительно возникали, потом становится попроще). Собственноручно лишившая себя возможности иметь детей. А вот с социальными связями у нее не все ладно. За время учебы сумела обзавестись аж одним другом, настроив против себя на порядки больше народу. Рин развивается, приобретает опыт, мучается перед нелегким выбором, активно эмоционирует, находит и теряет друзей.  

Здешний Никан является местом рождения современной цивилизации, местом, откуда пошли магнит, печатный пресс, доменная печь и прочие изобретения. Но страна отнюдь не является лишь родиной слонов и калькой с древнего Китая. Есть у него свои любопытные особенности. В первую очередь отношения с религией и богами.

Тысячелетие тому назад Красный император, объединивший страну, неласково обошелся с местными монастырями и прочими религиозными центрами, уничтожив и разогнав святых людей. А здания монастырей отдав под академии и прочие общественные здания (эх, до чего советами повеяло! Интересно, а конюшни так устраивал?). Жители империи не стали после этого безбожниками (а вот суеверными атеистами в романе их называют), но их отношение к высшим силам всерьез изменилось. Ныне для большинства из имперских подданных — это реликты прошлого, культурные явления, метафоры. Несмотря на то, что сохранились ритуалы, парады, поход в храм, но как-то по привычке, что-ли.

Что забавно, это самое большинство в корне не право (впрочем, с большинством такое случается на каждом шагу). Причем я сейчас не о том, что опытные мастера боевых искусств Никана (а таких тут в достатке) отлично работают с внутренней энергией человека. Такое и у нас случается.

А вот шаманов — тех, кто общается с богами, на нашей Земле давненько не видывали. Они, меж тем (как тот же Цзян, хоть он не лучший пример), способны на нетривиальные вещи. Как? Все просто, как пять копеек. Многочасовая/дневная медитация, переформатирование ощущения реальности, изменение подхода к материальному миру, представления о порядке вещей, достижения понимания, просветления, соединение бога внутри с богом снаружи, и вуаля! Вы отыскали небожителей. И можете попробовать превратить их в оружие. Правда, эти попытки, мягко говоря, небезопасны. Ведь как таковой магии в этом мире нет. Тут возможно лишь использование стихий, природных сил. Точнее даже не использование, а заем силы у тех, кто воплощает эти самые стихии (шаманы – сосуды для богов). А стихии, как вы сами понимаете, штуки очень переменчивые. Да и поглотить того, кто пришел к ним одалживаться, не против.

Информацию о мире автор вводит постепенно, не гамузом. Выкладывая интересные факты и легенды в виде цитат из книг, спектаклей для детей, уроков в академии.

Роман делится на несколько частей, плавно перетекающих друг в друга. Ознакомительно-абитуриентская, академическая (самые слабые и шаблонные). На экваторе история расширяется, выходит из рамок рассказа о взрослении, добавляется все больше метафизики. Обозначается божественное присутствие. Повышаются ставки. Проявляется военная сторона событий со сражениями и кровавыми армейскими буднями (хотя военным фентези «The Poppy War» обозвать все равно не получится, собственно битвам автор уделяет немного времени). Перед протагонисткой встают все новые вызовы и выборы. К финалу роман превращается в глобальное, чуть ли не эпичное мифологическое фентези, затрагивающее не только Никан и соседей, но и, возможно, весь мир.

В процессе нас знакомят с еще одной «фишкой» романа — местными официальными наркоманами (с наркотой в империи очень серьезно борются) – юными ниндзя-цыке. Этот магический спецназ киллеров станет нашим спутником на протяжении всей второй половины книги. Типажи тут встречаются знатные. Почти все из цыке на короткой ноге с богами, все откровенно двинутые, а некоторые попросту безумны и способны сорваться в любой момент, обладают нетривиальными способностями. Представляете этот паноптикум? При этом каждый из них действительно стоит десятка-другого (а то и сотни) профессиональных воинов. Мы познакомимся с тактикой цыге. Поучаствуем в их операциях. Увидим их в бою и на отдыхе. С их помощью теснее познаем вопрос платы за божественный кредит.

Хороша и  идейная сторона «Войны». На протяжении всей второй половины книги автор размышляет над вопросами ярости, воздаяния, прощения, справедливости. На что можно пойти ради мести? Когда нужно остановиться? Как выбрать меньшее зло и бывает ли вообще такое понятие? Как не ступить на путь ненависти, ведущий лишь во Тьму? Когда ты прекращаешь быть человеком и становишься чудовищем? Можно ли пожертвовать остальным миром, чтобы спасти свой народ? И чего будет стоить такое спасение.

Также Куанг ярко показала восприятие врагов. То самое: «они не люди», позволяющее вскрыть живот беременной, заколоть штыком ребенка, изнасиловать девчонку-подростка, отрубить голову старухе. Убивать, не чувствуя никаких моральных терзаний и сомнений, ну раздавил ты сотню муравьев, вычеркнул десяток-другой цифр, уничтожил пару-тройку чудищ, что тут такого? См. ту же Нанкинскую резню, не говоря уже о прочих «подвигах» японцев и нацистов.

А вот тема с геноцидом жителей острова Спир наоборот, выглядит странно. И я сейчас не о том, что с самой ситуацией не все чисто, это не секрет для любого думающего человека Никана. А вот как именно поголовно изничтожили целый народ прирожденных воинов-шаманов, находящихся на своей территории, это вопрос. Допустим, бомбардировка (порох, пушки и примитивные ракеты в этом вполне средневековом мире имеются, как и противогазы с отравляющими газами), но перед нами все же остров, а не бильярдный стол. По-любому есть места, где переждать. Неясно.

Эрго. Приятное восточное фентези с жестким миром, толсто намекающим на древний Китай, но полным своих особенностей, любопытной «шаманской магией», двинутыми ниндзя, качественным идейным наполнением. Надо лишь преодолеть стандартное начало, дальше дело пойдет веселее.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.