Не кочегары мы не плотники. Но сожалений горьких нет как нет. 105 лет со дня рождения режиссера Александра Григорьевича Зархи

Его «Анна Каренина» вошла в золотой фонд русского кино, а песню из другого фильма напевала вся страна. Он мог заниматься только кинематографом, и никогда не считал себя мэтром, невзирая на награды международных фестивалей, Сталинские премии, звание Героя Соцтруда, ордена и медали. Переживал он только за кино, и, не смотря на вал послеперестроечной чернухи, верил в его будущее, сказав однажды: «может все-таки рано отпевать наш кинематограф, может есть еще способ воскресить его».

Родился Александр 18 февраля 1908 в Санкт-Петербурге. С детства увлекался искусством, в частности игрой на скрипке, и в школьном драмкружке.

С кино Зархи пересекся еще в юности, поучаствовав в массовке во время съемок фильма Козинцева и Трауберга «С.В.Д.». Правда, неудачно. Козинцеву пацан на одном коньке чем-то не глянулся, и Сашу попросили покинуть съемочную площадку. Ходит легенда, что именно тогда Зархи пообещал обязательно вернуться в кино.

И в отличие от множества молодых людей, не держащих слова, приступил к подготовке своего возвращения.

Сперва был техникум экранного искусства, а в конце 1927 вместе с закадычным другом Иосифом Хейфицем Саша поступает практикантом на ленинградскую кинофабрику «Совкино» (ныне «Ленфильм»). Через два года они возглавляют первую комсомольскую постановочную бригаду.

Обещание было практически выполнено.

В 1930 на экраны выходит первая картина молодого режиссерского дуэта (вместе с Хейфицем Зархи выпустит 11 фильмов) «Ветер в лицо», о борьбе комсомольцев с мещанским бытом.

Дальше последовал «Полдень» (1931) о коллективизации, и скандальная «Моя родина» (1933). История о нападении белокитайцев на пограничный отряд, попытка показать Красную Армию не на параде, чуть не поставила жирнющий крест на кинематографической судьбе Зархи. Картину, довольно благосклонно оцененную публикой и армейскими чинами, похоронил лично Сталин. «Ложная трагичность» и «пораженческие настроения» (нельзя показывать, как гибнет целая рота), «замыслы фильма были неверны» и, в конце концов, фраза Вождя: «Фильм сделали чужие руки». Соавторы пулей вылетели из комсомола, и в попытке реабилитироваться, принялись снимать «достойное кино» о Красной Армии.

Вышли «Горячие денечки» (1935), лирическая водевильная комедия с фактурными главными героями, слабеньким сценарием и хорошим техническим исполнением.

Покаяние оказалось успешным, и поднабравшиеся опыта, Зархи с Хейфицем могли спокойно работать дальше.

Через год результату их работы рукоплескала вся страна. «Депутат Балтики». Рассказ о судьбе пожилого профессора Полежаева (в исполнении 33-летнего (!) Николая Черкасова), прообразом которого стал гениальный русский учёный Тимирязев, и его пути к революции, был воспринят на ура. Гран-при на Международной выставке декоративных искусств в Париже, сталинская премия, подытожили успех картины.

В 1939 им даже доверили социальный заказ. «Член правительства», (вторая история из своеобразного триптиха о пути к революции (третий — «Его зовут Сухэ-Батор» (1942)), с отличной ролью Веры Марецкой, и классической репликой «Вот стою я перед вами, простая русская баба».

Ближе к концу войны на экраны выходит «Малахов курган» (1944), где перед зрителем проходит целая галерея человеческих характеров в тяжелейших условиях обороны Севастополя.

В 1950-м Зархи с Хейфицем снимают последнюю общую картину «Огни Баку», премьера которого в сокращённом виде (с вырезанной ролью Л. Берии) состоялась только 16 февраля 1958 года. Дальше каждый из них идет своим путем.

Из сольных работ Александра Григорьевича стоит выделить романтическую «Высоту» (1957) о жизненных высотах, с крепкими актерскими работами, легендарной песней Родиона Щедрина на стихи Владимира Котова «Марш монтажников», почти 25 миллионами зрителей и тремя призами кинофестевалей..

И, конечно же «Анну Каренину» (1967). Около двух лет Зархи писал сценарий картины и подбирал актеров. Еще два года заняли сами съемки. На выходе получился один из лучших фильмов по самому экранизируемому произведению Толстого. Атмосфера, внимание к деталям, историческое соответствие, неординарные актерские работы (Самойлова, Лановой, Яковлев, Вертинская!) обусловили огромный зрительский интерес (больше 40 миллионов, вторая по посещаемости экранизация классики за всю историю советского кино после первой серии «Войны и мира») и внесли фильм в золотой фонд кинематографа.

В 70-е Александр Григорьевич снял всего две картины. В 1973 свет увидел двухсерийный «Города и годы» с дуэтом Барбары Брыльской и Игоря Старыгина (великолепного Арамиса), а через три года «Повесть о неизвестном актере» с Евгением Евстигнеевым, Игорем Квашей и тем же Старыгиным.

80-е Зархи посвятил биографическим фильмам. 1980 — «Двадцать шесть дней из жизни Достоевского» с Анатолием Солоницыным  в роли Фёдора Михайловича («Серебряный медведь» Берлинского кинофестиваля 1981 года Солоницыну в номинации «Лучший актёр»). В 1985 году Зархи показал свою последнюю режиссёрскую работу — «Чичерин» о первом наркоме иностранных дел СССР, с двумя Леонидами в главных ролях — Филатовым и Броневым.

Больше Зархи ничего не снимал, хотя прожил еще больше 10 лет. Время за окном было такое. Специфическое. Эпоха перемен.

Этот похожий на постаревшего Чарли Чаплина человек Кино, Кино как искусства, так и не смог принять гибели профессионализма в своем любимом деле («я слишком долго работаю в кино, чтобы укрыться равнодушием от его нынешней незавидной участи»). Наверное потому, что сам он был Профессионалом, каких сейчас уже не делают.

Режиссером с большой буквы.

 

Запись опубликована в рубрике ЛЮДИ КИНО с метками , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.