Квентин, Валентинов А.

Андрей Валентинов «Квентин». —  Харьков: Фолио, 2017 (Первый роман первой трилогии цикла «Аргентина»)

Пришпоривающие войну, или Приключенческо-шпионские зарисовки

1936 год. Отправляясь на цепеллине из Америки в Европу, сотрудник географического фонда Уолтер Квентин Перри не загадывал наперед «что да как». Отвык. Да, задание туманное: «отвезите книги, заберите документы», плюс горные ботинки и книжка про скалолазов не добавляли ясности. Но в работе курьером на фонд адмирала Фаррагута бывало всякое. Благо 25 долларов в день позволяли смириться с неудобствами.  

Австрийский спецагент Мухоловка на цеппелине не летала. Некогда, дел выше крыши. Разгрести потенциальный скандал с убийством видного шведского социал-демократа. Разобраться с предательницей. А тут еще непонятный американец, которого приходится брать в разработку, и за жабры.

И все ближе величайшая война в истории человечества. Но что если выйдет остановить или, по крайней мере, оттянуть начало этой жуткой бойни?

 

Андрей Валентинов, автор многих сильных романов, среди которых шикарная римская реконструкция «Спартак» и программный цикл «Око силы» всегда полюблял смешивать историю с мистикой. Для него даже поджанр специальный придумали добрые люди: криптоисторией обозвали. Фанаты тезиса «история не терпит сослагательного наклонения», кривятся. А мне по нутру. Крепкий исторический антураж, смелые гипотезы, хорошо проработанные персы, мощная эмоциональная составляющая. Вот только раньше Андрей основной ход истории почти никогда не менял, по крайней мере, описывая 20-й век (признаюсь, четвертую трилогию «Ока» не читал, там по слухам уже иначе, причем действие «Аргентины», похоже происходит в том же мире). Частности – да. Допущения – сколько угодно. Мистика и злокозненные организации – да пожалуйста! Но результат все равно как в учебниках.

«Аргентина» не такая. Тут преизрядно альтернативных мотивов. Во многом их Земля схожа с нашей. Мир на пороге войны, Рейнская зона, угроза аншлюса, фашизм, Гитлер, Сталин, Муссолини, все более-менее по классике. Но есть одно серьезное отличие – параболоид и гравитационное оружие. Или это только выдумки досужих фантазеров и игры спецслужб? Ответ на этот вопрос хотят знать все. Но больше всех информация о неведомом вундерваффе интересует некоего бесноватого ефрейтора, отгрызающего у соседей кусок за куском. Что он сделает? Придержит лошадей, или наоборот прыгнет вперед, пытаясь опередить врагов, а заодно развязать мировую войну?

«Квентин» состоит фактически из двух линий: приключенческой, в духе Индианы Джонса и шпионской. Сперва преобладает одна, затем другая. После они сплетаются в запутанный клубок, в переплетении нитей которого приключение и шпионика составляют две гармоничные и красивые стороны одной медали.   

В этой связи объемно проявляется морально-этическая сторона романа. Валентинов искренне «болеет» за светлую сторону в вечном конфликте Тьмы и Света. При этом отлично понимая, что в людском обществе насилие, обман, лицемерие, выгода всегда занимали призовые места. А светлые рыцари, во-первых, водились чаще всего лишь в литературе. Во-вторых, довольно плохо заканчивали. В своем романе автор противопоставляет чистых духом и сердцем «приключенцев», оптимистов вроде Перри, и циничных, выжженных изнутри шпионов, хорошо информированных реалистов, таких как Мухоловка. Еще Валентинов верит в то, что даже для этих самых прожженных есть шанс понять и попытаться исправить хоть что-то из своих многочисленных грехов. А первая категория, преодолевая проблемы, боль и смерти (подчас свои собственные) по дороге все же хоть чуточку, но меняет мир к лучшему. Книги Валентинова печально-оптимистичны, невзирая на боль, страдания, кучу сложных перипетий и даже периодическую гибель героев. К чему тогда мучиться, сражаясь за хороших? «Квентин» к примеру, показывает, почему не стоит грешить – в Аду очень больно. А благородство и честность порой все же вознаграждаются. По крайней мере, в начале длинного цикла. 

«Квентин» — классический и типичный валентиновский текст. Своеобразная квинтэссенция его криптоисторических увлечений. Реальные драки пауков в банке, соединенные с мистическими, духовными, религиозными элементами и исканиями. Ироничный, богатый язык. Узнаваемые типажи героев (ау, Арцеулов!).

Персонажи, как и всегда, стали еще одной «плюшкой» романа. Привлекательный, смелый, готовый защищать слабых, но до одури доверчивый Уолтер. Циничная, прожженная, умная, пережившая страшные вещи Анна. Наивный ребенок/теленок из Америки и битая жизнью взрослая женщина из Австрии. Между этими людьми – пропасть. Кардинальная разница – в знаниях, интеллекте, умениях соображать и манипулировать. Мухоловка проигрывает Уолтеру лишь в морально-духовном аспекте, но когда он кого заботил? Ан нет, утверждает автор. На самом деле именно он один из наиважнейших моментов людской жизни. Эти персонажи раскрываются перед нами до донышка, становятся близкими людьми, за судьбы которых читатель переживает со всей искренностью.

Эмоциональная сторона книги, опять же, как почти всегда у Валентинова, на высоте. Тяжелая судьба Анны Фогель. Жуткая усталость от грязной и кровавой работы. Сложный выбор (и не один). Простодушность Уолтера, вызывающая у нас желание одновременно подивиться этому позабытому в наше время качеству и пнуть Перри посильнее, чтобы хоть иногда включал мозги. Его доброта, рыцарственность, забота о слабых. И, конечно – любовь. Великое чувство, без которого не обходится почти ничего на белом свете. Причем чувство, способное подбрасывать своим паладинам сложные ребусы.

Экшена в романе немного, даже его шпионская линия скорее напоминает Ле Карре, и чуток Штирлица, чем Бонда. Зато атмосферности автор отгрузит нам сполна. Стилизация под конец 19-го начало 20-го века. Географические зарисовки. Альпинистский фольклор. Шпионские и государственные интриги. Забавы спецслужб, определяющие историю (начать рано – начать даром). Тайные общества в количестве и ассортименте. Поиски Грааля. Налет мистики. Рефрен потустороннего, причем самой высшей (пардон, низшей) марки. Вот только кто все же дергает за ниточки? Кто обрушил на Землю беззаконную планету? Кто автор книг, которые произвели в Европе такой фурор?

Так как пред нами лишь первая из шести книг цикла, ответы на эти и многие другие вопросы пока за кадром. Но заинтриговал Валентинов знатно. Будем читать дальше.

Эрго. Стильная стилизация под начало века, смешивающая приключение, шпионский роман, историю и духовную мистику. Типичный валентиновский текст, сполна порадующий любителей криптоистории.

Запись опубликована в рубрике КНИГИ-РЕЦЕНЗИИ с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.